Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Рейс для отчаянных;


Рейс для отчаянных;

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s4.uploads.ru/UqJP4.jpg

http://s5.uploads.ru/Mnu0L.gif

РЕЙС ДЛЯ ОТЧАЯННЫХ

passengers:
Andrea | Max
departure time:
30 November
19:00-23:00

http://s5.uploads.ru/eps2l.gif

Последняя встреча Макса и Энди стала такой, что они пытались забыть о ней все следующие годы. Легко бросить мужчину, когда он сидит в тюрьме и не может протестовать. И как только чувства друг к другу остыли, судьба снова сводит их...в замкнутом пространстве на высоте нескольких тысяч метров. Кажется, кое-кому предстоит объясниться и, наконец, разобраться в прошлом. Пристегните ремни.

+3

2

Трясущимися руками, Андреа выцепила последний билет на рейс до Майами. Жаль девушка на кассе так и не поняла иронии от заказа «В ад, будьте добры. Путевка на одного.» Так уж сложилось, что помимо периодически поворачивающейся к ней спиной госпожой Удаче, природа наградила Шеппард паническим страхом летать на самолетах, но из интернов в ее любимой центральной больнице козлом отпущения стала именно она, а пожелание начальника посетить конвенцию, вовсе не пожелание, а приказ с прямым намеком, что отказ тебе еще припомнят. И как обычно, все делалось в последний момент, ведь все еще был шанс на избавление, да и к тому же девушка понадеялась на коллегу по работе, который буквально вызвался помочь ей с дешевыми билетами. Только этот помощничек видимо решил оставить Энди в Нью-Йорке, избавиться от конкурента так сказать, и по этой оплошности девушка осталась без обратного билета, а в понедельник у них был запланированный зачет по заболеваниям почек. Она еще расплатится с ним, не зря же она умолчала в свое время о том, как она зажимает медсестру в процедурной. И не будь сейчас Андреа на взводе, наверняка, бы смогла посмеяться и представить выражение лица руководителя интернатуры и изрядно покрасневшего паренька. Только прежде чем продумывать месть, настоятельно рекомендуется пережить этот рейс.
И с чем вообще была связана это боязнь? Андреа была не из пугливых девушек, давила тараканов без визга и даже с выражением суки на лице, да и высоты никогда не боялась. Хотя трудно, конечно, сравнить пятидесятиэтажное здание, где находится ее фитнес-центр, и несколько тысяч километров парения над Землей. Одно сравнение с такой цифрой, вызывало мелко бьющую дрожь и рой мурашек по спине.
И вот он личный похоронный марш. Объявление о регистрации билетах и оформлении багажа. Андреа готова была поклясться, что на мгновение в ее жилах застыла кровь, а сердце готово было выскочить. Здравствуй, любимая преждевременная паника. Девушка побледнела, представляя, как у нее закладывает уши при взлете, а стюардесса рассказывает о запасных выходах. Интересно, как часто люди ими пользуются? Нет, не интересно. Вот совсем никак!
Бесстыдно матекнувшись под нос, Андреа отдала паспорт и билет на стойке регистрации, и пока служащая приторно улыбалась, она быстро пыталась вспомнить взяла ли с собой успокоительное. Надо заглянуть в аптеку… или затариться в Duty Free.
- Ваше место 25 K, - протараторила блондинка, протягивая посадочный билет, но Андреа ее не слушала, машинально кивая. Что быстрее меня вырубит? Водка или виски?
Багажа у Энди не было, только ручная кладь в виде маленького чемоданчика, но то, что было внутри него оставалось большой тайной для всех. Только огромные дяди, с большими лбами зло озирались по сторонам, придавая еще больше трагизма ситуации. Андреа встретилась с одним из них взглядом, и скептично фыркнула. На таких посмотришь и на тот свет не страшно отправиться. Девушка сразу отвернулась, и прижала чемоданчик ближе к себе. Виски и водку, уже в дуэте, пришлось отменить. Не хватало еще вырубиться преждевременно.
До посадки еще было целых полчаса, поэтому девушка решила скоротать время в ближайшей кофейне. Устроившись подальше от двигающихся биомасс за столиком для двоих, Андреа поставила чемоданчик рядом со стулом и стала дожидаться появления официанта, пока просматривая информацию на посадочном билете. 25K…Это же хвостовая часть? Судорожно вздохнув, она прикрыла глаза, чувствуя тяжелое головокружение. Веки наливались свинцом, а по вискам неприятно колотило, но это не скрыло от нее звук падающего чемодана, совсем рядом, а значит ее собственного. Убить нельзя помиловать! Сжав ладони в кулаки, Андреа повернулась к нарушителя спокойствия, одаривая его испепеляющим взглядом, процеживая сквозь зубы каждое слово: – Твою мать, смотри куда идешь, омраз… -  язык будто встал поперек горла, и она не смогла выдавить и звука, а к нахмуренным бровям добавился изумленно-испуганный взгляд. Вот это поворот. Сердце неприятно ёкнуло, пока губы растянулись в нервной улыбке. Резко отвернувшись от мужчины, именуемого Макс Девор, Андреа молилась о том, чтобы быть неузнанной или незамеченной.
Из миллиардов людей на этой долбанной планете, именно он должен был сбить ее чемодан.
Госпожа Удача, вы подлая дрянь.

+3

3

Мужчина не раз убеждался в том, что необдуманные спонтанные решения приводят его к гораздо большему успеху, нежели что-то долгопланируемое. С пугающей легкостью он простился с Нью Йорком после годового пребывания здесь, совершив несколько добрых глупостей напоследок. Попрощался с Эмпайр Стэйт Билдинг, наплевав не мнения ошарашенных прохожих, будто он один прилипал к стенам здания и бормотал что-то про свои чувства к высокому искусству архитектуры; посидел в канадском баре и даже раскошелился всем на выпивку, - проще говоря, он сделал все, чтобы хоть немного оторваться перед бурей, поджидающей его за первой пальмой в Флориде. Может, следовало подготовить универсальную речь-объяснение на случай встречи со знакомыми, хотя последние его не особо волновали. Трубить тревогу следовало по брошенным сказочным созданиям и парочке друзей, по от части правдивой истории оставленных им ради собственной карьеры. Над этим еще предстоит поработать. Спонтанные решения лучше всего. Как бы невзначай умозаключение снова напомнило о себе. Девор нервно передернул плечами, снимая напряжение. Правильно, придумаю все на ходу. Ему всегда с легкостью удавалось импровизировать.
Приехав в аэропорт за 20 минут до окончания регистрации, пустив несколько неосторожных комплиментов в сторону персонала кассы, но так и не получив билет в бизнес-класс, Макс со смиренным выражением лица отправился к стойке регистрации.
- Паспорт и билет, пожалуйста, - прокрутила свою пластинку симпатичная брюнетка. Растянув губы в довольной полу-ухмылке, Девор отдал все необходимые документы, перед этим поставив чемодан на конвейерную ленту. Столько людей по всему миру должно быть в данный момент делают тоже самое в попытке покинуть оседлые места или наоборот вернуться к ним. Эх, не в то время ты родился, Икар!
- Ваше место 23J. Счастливого полета, - наконец встретившись взглядом с сотрудницей, Девор благодарно улыбнулся, забирая из ее рук посадочный талон. Теперь от дома его разделяли считанные часы, а значит скоро можно будет выдохнуть весь этот загрязнённый букетом диоксидов нью-йоркский воздух. Немало хорошего произошло с ним в этом городе, но свалившиеся как снег на голову проблемы не дали как следует насытить любопытство творческого человека, однако потратить лишнюю неделю на это самое насыщение попахивало чистым мазохизмом. Хоть мужчина и не признавался себе в ненависти к Большому Яблоку, построенной исключительно из не покидающих чувств ностальгии и тоски по белоснежному песку и вечерних пляжных коктейлях, а главное людях.
Пройдя таможенный контроль и сверив часы, мужчина устроился за барной стойкой одного из кафе и заказал черный чай. Желание выспаться во время полета напрочь отбило дневную потребность в большой дозе кофеина, а быть овощем по прибытию с учетом его дальнейших возможно собирающихся возникнуть планов…В общем, Макс решил продрыхнуть три часа и поскорее оказаться на родном побережье. Может, стоило позаботиться хотя бы о подарках? Тактика «подмазайся и надейся на лучшее» вряд ли бы сработала хоть на ком-то из близких ему людей, то если не на Эвелин Арно. Вспомнив приказной тон подруги и то, как мило она поджимает губы в знак недовольства, Макс невольно улыбнулся, чуть ослабляя узел галстука из-за внезапной нехватки кислорода. Часы. Обнаружив один из фирменных бутиков в пределах досягаемости, мужчина поднялся с места, захватив с собой портмоне:
- Шеф, пусть чай будет крепким. Я скоро подойду, - небрежным жестом попросив официанта-чаевника наклониться к нему, cказал он перед тем как отправиться к стеклянной двери дальнего выхода, что была поближе к намеченной цели. И откуда там черт возьми взялся этот чемодан? Налетев на что-то небольшое, но довольно увесистое, он чертыхнулся, пытаясь поймать баланс, хоть на этом удачно, пропуская мимо ушей летящие в его сторону возражения и ругательства. Ради экономии 20 минут жизни, стоило брать этот чемодан-недоразумение с собой. Женщины.
Простите, - прохрипел он, поднимая упавшее препятствие и взгляд на хозяйку. Колено немного заныло и было ловко проигнорировано во внимание больших карих глаз, внушающих Девору бежать без оглядки. Но наваждение растворилось на удивление быстро, даже не успев побить давно умершие или тактично не подававшие признаков жизни воспоминания, стоило девушке из его кошмаров отвернуться. Сделать вид, что незнакомы или станцевать сальсу с шаткой нервной системой? В любом случае сожаления не избежать. С другой стороны, кажется, кто-то сверху активно старается указать ему на старые ошибки, едва не посылая в открытке «Прекращай убегать» на каждый праздник. Имею полное право. Это ведь она вначале сбежала. Вальяжно усевшись напротив, Макс махнул официанту нести его заказ за этот стол, в конце все же решившись заглянуть девушке в лицо:
- Коварный узел завязала судьба, надеюсь, что не зря. Как жизнь, Энди? – улыбка почти профессионально фальшивая, а взгляд едва сдерживаем от попытки изучить ее новый образ, взрослый должно быть. Эгоистично отнеся эту встречу к виду «подготовки» перед объяснениями с Грейс, Девор неторопливо смаковал появившийся на столе горячий чай, стараясь не смущать свою бывшую девушку.

+2

4

Почему мы не можем просто выпить таблетку и забыть все, что связано с человеком: крепкие объятия, поцелуи, то незабываемое ощущение, когда чувствуешь его обжигающее дыхание у себя на шее, горячий шоколад по вечерам. Почему прогресс еще не достиг тех высот, когда можно просто нажать на кнопку и не вспомнить завтра ничего? А может так и надо. А может так и лучше. Возможно что, кто-то наверху специально сделал так, чтобы мы встретились. Но почему именно сейчас? Зачем ворошить осиное гнездо, зачем снова бередить старые раны? А сейчас им просто приходится сидеть друг напротив друга, как чужие люди, делать вид как будто и не было ничего,. Ну и что дальше? Пожать руку и спросить о делах? Это как-то ненормально. Или же просто убежать в далеко-далеко, зарыться в глубокую яму и сидеть там до скончания века. Не вспоминать ни о чем. Как жаль, что в реальной жизни не все так просто.
Шеппард не решалась заглянуть в глаза Макса, просто не могла, в такие холодные, глубокие, словно бездонная пропасть. Она знала и без того каждую морщинку, каждый миллиметр его лица. Оно было таким родным. Девушка сдерживала порывы прикоснуться к нему. Она не имела на это права – это она убежала, сбежала от проблем, куда глаза глядят; пропала, стерла из своей жизни человека. Этого человека.
Шеппард молчала, ее лицо все еще было отвернуто от мужчины. Прикрыв рот тыльной стороной ладони, девушка подавила, вырывающийся откуда-то из груди, крик: слезы так и накатывали. Нужно держать себя, нужно не расплакаться. Пришлось сделать несколько глубоких вдохов. Голос только подтвердил, что перед Андреа находится Макс. Ее Макс. Девушка молчала. Неужели это и правда ты?
- Кованый узел завязала судьба, надеюсь, что нее зря. Как жизнь, Энди?  - как будто издалека послышался до боли знакомый голос. Андреа на мгновение зажмурилась, все еще не веря, что перед ней он. Сердце замерло – так давно она не слышала Девора. Она повернула свое лицо к нему, но не смотрела, и уже хотела сказать что-то, но язык прилип к нёбу, отказываясь слушаться. Уголки ее губ дрогнули в легкой, нездоровой улыбке, а глаза немного сощурились. – Здравствуй, Макс. Вот тебя я совсем не ожидала увидеть, - бросила Шеппард, не узнавая свой голос. Она откашлялась. Вот так просто?
Андреа открыла крышку, как отрывают головы куклам, высвобождая ароматный пар из стакана, отпила немного уже теплого кофе и откинулась назад. Спинка стула «обожгла» своим холодом спину девушки. Хотелось встать и уйти, избежать грядущего разговора. Снова убежать, скрыться. Скорее бы началась посадка.
- Я не буду сейчас строить из себя невесть что. Я не собираюсь делать вид, что все нормально, будто мы с тобой старые добрые друзья. Нельзя так просто ворваться в мою жизнь и перевернуть все с ног на голову! -девушка сделала паузу, – вот что, - Шеппард достала из сумки конверт и чтобы не возникло недопониманий она разъяснила: - Это письмо. Я его написала, после аварии, когда переехала в Майами, но у меня не хватило сил его отправить. Я не смогла.

«Мой милый и дорогой Макс,
Я была той самой девушкой с пионами. Я стояла в сквере и держала охапку шикарных цветов. В тот день мне позвонили и сказали, что тебя закрыли за мошенничество. Это не было неожиданностью, скажу честно. То, чем ты занимался, не могло не привлечь внимания людей со стороны закона, каким бы ты профессионалом в своем деле ни был. И как бы я себя ни готовила к этому, для меня это был удар – ведь в момент звонка я шла к тебе домой, на радостях. Хотела приготовить ужин, купила даже букет любимых цветов для ощущения романтики. Было тяжело расстаться так резко, ведь я так на тот момент привыкла к тебе, я уже ощущала себя частью тебя. Тебя вырвали из моих цепких ручонок. Сначала я еще не верила, не осознавала, что тебя нет рядом. Я бродила, искала тебя. В каждом проходящем мужчине я искала твой образ, твои сумасшедшие, голубые глаза, но каждый раз я сталкивалась с неудачей. В один прекрасный момент меня сломило. Мне все реже начал мерещиться запах твои духов. Я понемногу вылечивалась от привязанности. Может даже от любви. Потихоньку я начала пускать новых людей в свою жизнь, но если мне попадалась какая-либо вещь, напоминающая о тех временах с тобой, она прямиком летела в мусорное ведро, или об стену, или в окно. Куда угодно, лишь бы не вспоминать, не возвращаться мысленно, не гибнуть внутри.
Девушки с пионами особенно вредны.  Они вызывают привыкание такое сильно, что не передать словами. А что же чувствовал ты? Когда мне позвонили, цветы просто выпали из рук; они так и остались гнить там, на холодной, сырой земле.
А потом появился Стэн. Такой свободный, живой. Он был для меня, как глоток свежего воздуха. Но там мне казалось до аварии. После нее я стала совсем другой. Чужой.
Мне до сих пор стыдно, мне до сих пор тебя не хватает. Я все еще чувствую твой запах на отворотах пиджака, который ты у меня когда-то оставил.
Теперь пионы для меня – предвестники несчастья.
Прощай.
Бесконечно твоя Андреа».

- Открой его. Только не прямо сейчас. Лучше потом, когда будешь к этому готов. Андреа заправила выбившуюся прядь за ухо, положила белоснежный, немного потрепанный конверт на стол и ушла.
Началась посадка.
Прощай, "спокойная" жизнь. Здравствуй, страна воспоминаний!

+3

5

Нет. Это определенно что-то другое, а не подготовка. Хьюстон, если мы не свернем, нас засосет в черную дыру!

И Макс уже почти поддался настроению, если бы его не отдергивали возможности, едва дорастающие до минимальной отметки по шкале вероятности, мысли о Паркер. Девор не признавал себя тем, кто способен крушить горы ради одной единственной, он почти уверен, что романтика в нем умерла за долго до встречи той девушки, но какая-то банально глупая надежда теплилась где-то внутри под толстым слоем ехидства и балагурства. Андреа безусловно терялась на фоне того светлого, ожидающего его по возвращению на побережье, по крайней мере Девор смело позволял себе думать в подобном направлении, пока ее голос не разбил тишину.
Совсем не ожидала, да?
Девор не боялся признаться себе в своей трусливости, особенно в последнее время, особенно после всех его грандиозных провалов с таким неподдающимся логике понятием как «храбрость», использованную в основном эмоционально и никогда по разумности. Особенно сейчас страх охватывал его здесь, в душном, заполненном людьми девятом терминале аэропорта Кеннеди, где невозможно было ни скрыться от других, ни уединиться вдвоем. Только сейчас он осознал, чем грозила его горячность и по началу показательное бесстрашие перед ней. Разговором. Тем самым, который должен был состояться пять лет назад. Тем самым, от которого она бежала, а ему запретили ее догонять. Запретили любовно огрев по спине дубинкой. В тюрьме Далласа никогда особо не церемонились, но в данный момент Макс едва ли предпочел бы сидеть за одним столом с некогда любимой женщиной, а не оказаться за холодной решеткой, где жизнь верно топталась на месте.
Девор помнил ее последний визит. Помнил, как дрожали ее руки, как нервно она крутила в пальцах свой медальон и ловко избегала встречи с его взглядом. Уже в таком возрасте, едва потерявшей титул «девочка». А сейчас она смотрит. И он чувствует, как ее глаза изучают его лицо, взгляд настолько сильный, что проникает глубоко под кожу, заставляя мужчину неловко, как маленького мальчишку, вздрогнуть и повести плечами. Пока над столом продолжала нависать тишина, нарушаемая лишь общей присущей месту суматохе. Макс делает два глотка чая и опускает чашку на блюдце, вслушиваясь в звонкое «дзынь» от соприкосновения стеклянных поверхностей. Прошло не больше двух минут, но каждая наносекунда будто требовала к себе внимания, нарочито растягивая моменты, как старые друзья дают возможность отдышаться после бега на перегонки до мороженщика. Столько мыслей крутилось в его голове, но вопрос особо выделялся на фоне безумных идей: что делать? Схватить Андреа за плечи, и как следует тряхнуть, чтобы она пришла в себя и вспомнила наконец все, посмотреть ей в глаза и потребовать объяснений. И забери дьявол его душу, если он не хотел этого.
Девор на секунду представил свою жизнь, разделенную на цепи событий, так или иначе на каждой из них появлялось ее имя, где-то почти незаметно, будто и вовсе нет, но ты знаешь, что оно существует и смиренно ждет своего часа, а где-то оно почти до оглушения кричало своим мелодично шипящим «Андреа Шеппард». Вселенная должна была свести их снова хотя бы еще один раз для самой жирной и решительной в мире точки. И вот она взрывается. Как раньше. На ровном месте. Мужчина пытается вслушаться в ее слова, но понимает, что это бесполезно, околдованный решимостью и бурным происходящим, лишь согласно кивая на последнюю просьбу, пренебрегая мыслью об отсутствии порыва догнать ее. И забвение спадает через несколько безрубежных секунд. Томительно выжидая пока ее силуэт скроется за дверными створками, он весело хмыкает, опуская взгляд на слегка потрепанный конверт. Ты совсем не знаешь ее теперь. Отрезвляет. Время отрезвляет, окатывает ледяной водой, задерживая холод в груди. Никуда не денешься от простой истины: пять лет – это большой срок, особенно для ее возраста. Хотел бы узнать? Страх, смешанный со стыдом растворяется на дне опустошенной стеклянной чашки, пока он рассматривает полученный конверт. Носить такую вещь с собой – это ведь что-то значит? Забивая разум подобным, Девор прокрутил несчастный «дар» в руках, с неосознанной нежностью проходясь подушечками пальцев по шероховатой плотной бумаге. Не завалялся же он у нее там случайно и чем грозит его открытие?
Девор взглядом выводил написанные черными чернилами буквы на имени отправителя, держа в одной ладони этот ящик Пандоры, осознавая, что обратного адреса нет. Значит, не предусмотрено. Вот она - та самая точка находилась внутри и ждала его все эти годы. Макс проводит по уголку, поддевая его кончиком ногтя, чувствуя, как собственное дыхание доносится до ушей чем-то хриплым и тяжелым. «Только не прямо сейчас» и «Готов ли я к этому?» возникли уже когда строчки уверенно устраивались в сознании, несколько раз повторяемые за каждым новым предложением – хорошенько укладывались, как и их смысл.
- Твою мать, - выругавшись и ошарашив этим подошедшего официанта, Макс быстро извинился, кинул десятку на стол и, небрежно скомкав письмо в «шарик», запихал его в карман пиджака, направляясь к выходу на посадку. Лететь с паршивым состоянием не хотелось, но этот анальгетик стал еще больше необходим, лишь бы «не возвращаться, не гибнуть внутри».


Судьба. Я - Максимилиан Девор. Встаю пред тобой на колени и молю не издеваться надо мной более. Если я обидел тебя чем-нибудь, ты хоть намекни, я постараюсь это исправить. Но упиваться местью…разве тебе не должно это быть чуждо?
Будучи почти уверенным, что он обращается к женщине, Девор возвел горе-взгляд к потолку боинга перед тем как осознать, что место 23K занято мисс Шеппард. Он увидел ее как только поднялся с трапа и прошел в эконом-отсек, хотел пройти мимо, но…
Я серьезно, намекни!
- Мы не будем строить из себя невесть что, - неожиданно сипло произнес мужчина, расположившись в соседнем кресле. – Это написано тобою давно, и я почти уверен, Ни черта! сейчас ты другой человек. И я другой, Ни черта! - повернувшись к девушке с улыбкой, честно говоря, просто охреневая от своей уверенности, заключил он. – Поэтому мы просто пролетим по нужному нам маршруту, коли так было угодно, и, - язык странно не поворачивался произнести следующее. Откашлявшись и снизив голос на пару тонов: - разойдемся.
Макс понял две вещи: нельзя быть уверенным в женщине, которая тебя оставила, ровно как и в женщине, которую оставил ты. И сейчас он почти уверенно сделал выбор в пользу второй, но никак не мог отвести взгляда от родных глаз первой.
- Простите, но 23K мое место, - разнеслось где-то поблизости, привлекая свое внимание. Мужчина средних лет с пачкой сухариков в руке, теребил перед лицом Макса и Энди свой посадочный талон. Тем лучше. Только вот «спасибо» Судьбе никак не собиралось срываться с языка. Бросив напоследок взгляд на темную копну волос, устраивающуюся сзади на два пролета, мужчина погрузился в новое чтение письма.

+2

6

Lara FabianJe t'aime

Если ты когда-нибудь меня простишь, то я больше никогда не буду убегать. Убегать от тебя, от себя или от тех страшных людей, которые так стремительно быстро пытаются сделать тебе больно. Так глубоко влезают в душу, что внутренние органы начинают ощущать стискивание, сердце будто останавливается и дышать так сложно. Почти невозможно. Делаешь вдох, бежишь, не оглядываясь и вот тебе вроде бы легче, но жить в постоянном бегстве нереально и остается терпеть. Время – лучший лекарь. А ведь правда. И ведь могла Андреа подумать месяц назад, накручивая на палец локон волос и сидя за коричневым столом, о том, что сейчас будет сидеть в засаленном кресле в нескольких метрах от того любимого и одновременно страшного человека, Макса Девора? Страшного от того, что при одном только взгляде на него  у девушки начиналось сердце биться о ребра, но ей нравилось думать, что это оно ее целует изнутри. Ведь Шеппард давно никто не целовал. Но она не носила пояса верности, не давала никакого обета, не клялась на крови. Она в любой момент могла пойти на все четыре стороны, завести интрижку, такой о котором пишут в пастельных романах и молоденькие женщины неустанно читают их, убивая свое драгоценное время, но что-то глубоко внутри, на клеточном уровне, девушку останавливало, и это может показаться странным, но и желание как такового не было. Моногамия – она такая. Так что же быстрее меня вырубит? А ведь как страшно остаться один на один с этой комнатой черно-белых фотографий; ты как будто ведешь безмолвный диалог: - И что ты собираешься делать? – спросят тебя воспоминания. А ты им: - Не знаю, я подожду, пока сядет солнце, а потом решу уйти. И ведь ушла. В закат, как в старых фильмах, под эпичную мелодию, написанную глухим виртуозом - композитором.
Я ненавижу, когда ты так нужен. И когда начинаешь думать об этом, все теряет смысл. Девушка смотрела в иллюминатор. Такие огни, столько света – ими можно было осветить целый далекий поселок в Африке. Люди не ценят того, что имеют. «Прям как ты.» - ехидно заметил и надавил на рану внутренний голос. «Не вороши осиное гнездо, - повторял он, - остановись!» Куча времени с ним в замкнутом пространстве на высоте в несколько миль. Шикарно! И деть себя некуда. И не надо. Каждый раз ложась спать, Андреа надеялась увидеть его во сне. Хотя бы там.
Время неумолимо медленно скользило, словно нимфа, которая грациозно порхает между тонких сосен, и кажется таких ароматных, что вдыхая этот воздух, ты начинаешь чувствовать свои легкие. Тебя никто не мучает специально, никто не держит за подол платья, можно улететь. Но куда? Снова в ту бездну? Или же лучше столкнуться со стеной непонимания и тщетно бороться с этим, разбиваясь внутри на мелкие кусочки всякий раз, когда тебя не слышат, или правильнее сказать не хотят слышать.
О, что же ты делаешь со мной, Девор? Не могу сказать тебе лишний раз и слова, потому что каждый раз, слыша твой голос, который так пробирает до дрожи, я не могу держать себя в руках. Я, словно хрустальная ваза, которая может разбиться от вожделения. Я могу спиться в тебя, словно комар, жаждущий крови, а потом мы сделаем вид, что ничего и не было. Ведь теперь мы умеем. Удивительно, как его улыбка, словно солнечные лучи и те моменты, когда он запускал пальцы в волосы, перестали быть жизненно необходимыми. Когда ты, девочка моя, перестала ощущать потребность в крепких поцелуях, черничных пирогах приготовленных вместе и воздушных, бархатных песен, сыгранных под гитару холодными вечерами у камина( хоть он и был искусственным)? Потребность исчезла, но все это еще оставалось частью Шеппард, нужно было только зажечь спичку и поджечь фитиль.  Тогда бы все непременно наладилось, но не стоит забегать вперед и обнадеживать друг друга.


Мы волшебные, конечно, только жаль, что непутевые.
Разойдемся? Просто, как корабли в море что ли? «Ему ничего от тебя не нужно» - горько сделал вывод внутренний голос. Поздравляю, мистер Девор, Вы только что продырявили огромную дыру во мне. Снова. Девушка смотрела в серые глаза мужчины, но его уже не слышала, она попыталась уловить смысл его слов, но все оказалось не так просто. Еще одного раза я не выдержу. Андреа набрала побольше воздуха в легкие и уже хотела что-то сказать, как ее перебил мужичок ниже среднего роста. – Да-да, конечно. Шеппард встала и, сверив билет прошла в  сторону своего положенного места. – Еще увидимся, Девор. Как можно было перепутать цифры? Э-э, злой рок играет с нами, словно мы марионетки в его театре. Чур, я буду во-о-н той. Покачав головой, девушка взглядом вычислила свой «электрический стул» и зашла в туалет.
Главное не делать резких движений, чтобы еще больше не запутаться.

Отредактировано Andy Sheppard (2013-10-30 02:53:16)

0


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Рейс для отчаянных;


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC