Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » [05.11.2012] Real men use fist


[05.11.2012] Real men use fist

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

1. Название/эпиграф: real men use fist
2. Время и место: утро, пляж
3. История: встреча двух семей на пляже. Жены, дети, футбол и немного желчи.
4. Участники: Шольц и Линдблад.

Отредактировано Stephen Stolz (2013-10-20 16:34:31)

0

2

В детстве его с сестрой на Рождество дед часто брал с собой в Канаду. Сначала просто лыжи, потом ещё и охота. Было так забавно после возвращаться из снежной страны обратно в горячий и солнечный Майами. И тогда было забавно, и сейчас ничего не поменялось, хотя ему было почти сорок, то есть, конечно, ещё три года до круглой даты, но всё таки опыт должен был брать своё. В этом году в Канаду он уже летел со своей семьей, думая, что сыну уже тринадцать, и когда он будет возить с собой на Рождество его сына. А вернулся вчера, даже не простывший и без переломов.
Не смотря на свой возраст, на пляже он показываться не стеснялся. Да и что там возраст-то? На это Стефан только усмехался, потому что с его кроссфитом пару раз в неделю в компании знакомых полицейским, регулярным джиу-джитсу и плаваньем он мог дать фору многим молодым паренькам, что красовались тут перед девочками. Разве что морщины выдавали его настоящий возраст. И тут дело было вовсе не в каких-то мифических комплексах. Хотя, возможно и в них. Просто Штольцы - образцово-показательная семья, а, значит, и выглядеть должны соответствующе. Благо, жена разделяла его мнение.
- Ребекка!
- Сюзанна!
"О, нет!" - подумал Штольц, вежливо кивая Линдбладу и пожимая ему руку. С некоторых пор присутствие адвоката помимо нервозности и предвкушения вызывало странное чувство неловкости. Наверное, с тех самых пор, как задолжал ему жизнь или как минимум своё крепкое здоровье, а последние синяки сошли буквально на днях. Прокурор ещё отлично помнил, как тот бережно стирал с его лица кровь и небрежно говорил, ухмыляясь. И Шольц не знал, чему он всё таки верит больше - бережности или небрежности, потому что верить хотелось второму, но с детства он успел выучить, что человека характеризуют дела, а не слова.
И совсем не хотелось знать,что их жены - давние подружки. Но с Ребеккой он так же вежливо поздоровался, поинтересовался делами и хотел было переключиться на детей, побыть хорошим отцом и найти себе уважительную причину для того, чтоб сменить кое-чье общество, но те уже явно подыскали себе компанию. Окинув беглым взглядом контингент, прокурор отметил группу парней с мячом.
- О, пляжный футбол, - кивнул он Линдбладу, - я бы присоединился.
Женщины нашли общий язык, дети нашли занятие, а они... Они, вместо того, чтоб просто достать и помериться, отправились к тем самым футболистам.
- Играете? Стефан, - кивнул он всем и представился, после чего уже чуть тише добавил, - опорник.
И, что было вовсе не удивительно, они оказались в разных командах. К счастью, тут был даже свой рефери, возможно, травмированный, и его свисток оповестил о начале любительского матча.
Штольц, конечно, не побил мировой рекорд получения желтой карточки за три секунды, но в первые пару минут уже оказался вместе с Линдбладом, который замечательно собирался провести время с мячом, и прижал того со спины к себе, впрочем, почти тут же отпустил, когда мяч перешел другому игроку. Но в голове четко так отпечаталось: Лейв занимается больше. Чаще. Сильнее. И плечевой корпус у него мощнее. Может, конечно, конституция, а, может, более свободный график и много белка в пище.

Отредактировано Stephen Stolz (2013-10-11 01:41:09)

+1

3

Лейв любил пляжи.
Хотя нет, не так. Лейв любил себя. Атлетически-фигурное сложение, поддерживаемое регулярными тренировками, ну и спасибо папе и маме - высокий рост, широкие плечи, бубновая масть (в смысле светлоглазый и светловолосый), ну чем не повод покрасоваться на пляже среди подавляющего большинства пузатых семьянинов?
Маленькая и хрупкая Ребекка, очевидно, находила свое удовольствие в том, чтобы покрасоваться среди дам своего возраста по-девичьи крепкой фигуркой и ненавязчивыми кубиками пресса... в общем, их семья на пляж выбиралась раз в неделю-две. Загореть и отдохнуть. Конечно же. Они были слишком похожи, чтобы задавать друг другу лишние вопросы.

И первый, первый, сука, раз, на пляже они столкнулись со Штольцами.
До сего дня Лейв не видел миссис Штольц. А когда увидел, то в очередной раз был вынужден признать, что у них с прокурором вкусы сходятся. На женщин в том числе. Досадливо глядя, как Ребекка и Сюзанна (Сюзанна? Шошанна! Оба, мать его, на еврейках женились!) обнимаются и искренне целуют друг друга в щеки, он не мог не видеть, что обе женщины похожи, как родные сестры.
Потому и улыбка была кисловатой - и когда руку жал, и когда подписывался на пляжный футбол.
Ну идиллия же, блядь, извечные соперники в зале судебных заседаний, на пляже решили силами померяться, отчего бы нет?

Жаркое солнце Майами-бич, синь океана, слепящий глаза песок под ногами и мяч как самоцель. Они слишком быстро и слишком часто оказывались в прямом противостоянии, перехватывая друг друга за руки и пытаясь выбить мяч из-под ног. Для Лейва не существовало других соперников, кроме Стефана, да и Стефан слишком быстро и слишком просто обыгрывал других, только для того, чтобы снова сойтись с Лейвом в дуэли за мяч, будто бы это была голова какого-нибудь Корлеоне. Жаркое солнце пекло в макушку, и ноздри забивал запах водорослей, но даже сквозь резкий этот запах ловил запах духов, так слишком знакомый и неуловимо отдающий кровью и потом.
команды продолжили соревнование, когда они с Штольцем вернулись к женам, негласно сошедшись на ничьей.
А жены, кажется, уже готовы были наречь друг друга лучшими подруженциями.
- Лейв...
- Стефан...
Да, конечно, двойное свидание. В пабе этим вечером. Отличная идея, девочки.
Лейв с размаху опустил руку на плечо Штольца, сгребая его в в крепкое медвежье полу-объятие.
Говно вопрос, милые, конечно же, мы за. Правда, Штефан?!

+1

4

Вообще-то, в университетской команде да и в школе он был голкипером. То есть сначала он просто стоял на вопротах, голкипером стал уже потом. Все хотели забить красивый гол, а он хотел им этот красивый гол испортить. И в этом была своя прелесть, а так же стиль Штольца.
Откуда играть умел Лейв - загадка, ещё один плюс к его талантам, а ведь так хотелось понять,что тут он полный ноль! Игра сама собой переросла в эдакий футбольный спарринг. Линдблад не верещал о правилах, не стеснялся хватать его за руки, обгонять и подсекать. И когда только большинство его мыслей стало сводиться лишь к тому, чтоб опередить адвоката в чем-то?
А их жены, похоже, и вправду были подружками, или там всё было проще.
- Замечательная мысль, - Штольц попробовал вложить в свой взгляд то, на сколько сильно ему не нравилась эта идея. Когда на плечо опустилась широкая рука, да ещё и со всего размаха, он даже легонько вздрогнул, напряг пресс и завел собственную за спину Линдблада, чтоб сжать того под ребрами как можно сильнее. Да-да, это тоже дружеские объятия. И ведь хотелось бы подумать что-то о наличии силы и отсутствии ума, но в последнем упрекнуть его столь честный человек не мог. Да и мысли возвращались к заботливым пальцам, пусть даже у него были свои мотивы так себя вести.
А ведь и ему перспектива вечера в обществе друг друга не улыбалась. Они ведь могли сказать что-то вроде... Что? Что собрались вечером на бейсбольный матч? Вот это та ещё знатная чушь.

Один из самый дорогих английских пабов города. Очень приличный, вежливый персонал, у охраны на лице проблески интеллекта, возможно даже искусственного, и бронь на их столик. Так часто за один день Штольц ещё ни разу не пожимал Линдбладу руку. Бегло оглядев его и оценив вид - оценив его вид прежде, чем даже посмотрел внимательнее на его жену - прокурор уловил что-то очень знакомое, неуловимое и неповторимое.
- И, скажите, что ваш портной - белокурая леди, что работает на Эй-стрит? - она была такая одна. И их у неё таких, выходит, двое.
Почти синхронно они выдвинули стулья, усаживая своих жен. Стефан любил вечерние ужины где-то в приятном месте, но не в таком напряжении, возникающем просто из-за того, что напротив тебя сидит человек, который, кажется, просто источает вежливость и благодушие. Кажется. Потому что Штольц привык к такому его виду. Привык к тому, что это часть его работы. И в очередной раз подумал, что он отличный актер. А ведь казалось бы, они не в зале суда, да и Стефан не мальчишка, а уверенный в себе человек, давно утвердился в своей степени превосходства благодаря собственной принципиальности и стойкости. Но эти мысли не успокаивали, а самоанализ не приводил его к осознание того, что это всё лишь из-за того случая. Самоанализ спотыкался на каждом камушке его рассуждений. И тут он возносил хвалу женщинам, которые действительно вели себя непринужденно, с какой-то даже легкой хитринкой и легкостью в целом, ведь ему не приходилось выныривать из своей задумчивости на столько сильно, чтоб вести нить разговора. Да и репутация молаливого делового человека давала тут только плюс.
Можно было заодно и поругать тех женщин, из-за которых он тут оказался. Право слово, они же прекрасно знали, в каких контрах находятся их мужья. Сюзанна не раз слышала, как он вскользь упомянал фамилию Линдблада не в самом приятном контексте. Но он не привык бегать от проблем. А проблема тут была явно не в них.
Алкоголь стоял на столе и в его бокале, но пить Стефан не торопился. Это была не привычка, а какой-то подсознательный инстинкт. Градус мешает трезво мыслить, мешает координации, мешает контролю. Терять это ему было не нужно.
И когда он было уже собрался извиниться и отойти покурить, чего никогда не делал при жене, Сюзанна и Ребекка первыми решили отойти припудрить носик. Бросить тут одного Лейва не позволяла личная гордость.
- Как ваша работа? - из вежливости поинтересовался прокурор у адвоката, не желая делать отсутствие расслабляющего фактора тягостным столь явно, но не зная, что бы спросить у того ещё.

+1

5

Похожие жены (теперь Лейв уже знал - одноклассницы, старые подруги, растерявшие контакты после школы), одинаковые нотки духов, одна портниха на двоих и общее неумение проигрывать. Только первый, только главный, только...
Он выше. Я крепче.
Оба германского племени, Лейв - швед, у Штольца - немецкие корни.
Слишком уж все похоже. Слишком, чтобы можно было грешить на совпадение.
И в кои-то веки жена решила отметить шаббат. В шаббат, как знал Лейв, было специальное время поразмыслить над бренностью бытия и правильностью выбранного пути. Отличное, блядь, время, особенно ощущая на прикрытых жестким и напряженным донельзя каркасом мышц ребрах чужую горячую ладонь.
Паб женщины выбрали плохой. И неудачно ушли "пудрить носики".
- Моя работа? - хохотнул Лейв, - Право слово, Штефан, вы не могли задать менее подходящего вопроса?
Лейв пил, зная, что опьянеть ему еще нескоро светит. Сопротивляемость алкоголю была выше, чем он сам даже того хотел бы.
...хотел бы высказать как на духу, но - моветон, фи, маэстро, все дела. Трезвому зазорно.

"Лейв, поговори со Штефом. Вы можете быть друзьями. А мы с Шошей уехали. P.S. пока не найдете общий язык - домой не спеши. Ты можешь, я знаю".
Отличная смс от жены. Вот именно, блядь, то, что надо. Блядь.
Лейв тихо ругнулся, краем глаза отслеживая, как подался назад Стефан, вытягивая из кармана джинсов сотовый.
И он готов был ставить бриллианты против орехов, что его ждала подобная смс-ка.
- Нас бросили на произвол судьбы, - возвестил Лейв, - О, благочестивые жены. Я могу понять вашу, Штефан, но едва ли могу понять собственную - мы ведь с ней коллеги... - он спрятал сотовый обратно в карман, откинулся на скрипучую темно-зеленую кожу дивана. - Вы вообще видите возможность для разрешения наших с вами вопросов, Штефан?
Сам швед считал, что решать тут нечего. Все и так ясно, это во-первых, а во-вторых - так же даже лучше. Дружба будет мешать. Они по разные стороны баррикад и у них слишком разнятся понятия о чести, чтобы стать единомышлениками. И это же к лучшему, разве нет?
В колонках заиграла джига, а вечер по-прежнему был томным.

+1

6

- Менее подходящего вряд ли - я старался, - не моргнув глазом, слукавил он, теперь без стеснения доставая сигареты и закуривая. Он внимательно вгляделся в лицо визави и хотел уже было что-то сказать, но его отвлекла вибрация.
"Дорогой, поговори с Лейвом. У вас много общего. А мы с Бекки отдохнем в женском обществе. Дома жду подробный отчет, и не спеши, не то я обижусь. Твоя Сьюзи".
Он изогнул бровь и тут же перевел удивленный взгляд на Лейва, но тот был в своей привычной очень редкой нордической манере, потому поспешил придать лицу более задумчивый и менее ошарашенный вид.
- Коллеги? Тогда теперь я не понимаю и вашу, - он привык считать, что с женой у них доверительные и честные отношения, честные, как вся его жизнь, и та не заставит его делать что-то против его воли. А дети были уже слишком взрослыми, чтобы говорить, что он торопится домой присмотреть за ними.
Судя по тону услышанного вопроса, вариантов у Лейва не было. Или были, но тот сам был в них не уверен.
- Да, есть, - твердо ответил Стефан, затягиваясь и аккуратно стряхивая пепел, после чего элегантно прокрутил сигарету у её края, делая горящий кончик засотренным, будто это копье, - как говорится, мистер Линдман, настоящие мужчины используют кулаки. Раз наши жены предлагают нам провести время в обществе друг друга и, скажем так, выяснить отношения, то давайте не разочаруем их и сделаем это, пусть и таким первобытным способом. Я полагаю, что нам оставили одну машину. Заедем в ближайших магазин за рашгардами и амуницией, думаю, у вы знаете, что вам подходит, потом приедем в зал. Ринг или татами - на выш выбор, для меня не критично. Не знаю, чем вы занимаетесь, но за основу возьмем правила смешанных боев. Три спарринга по полторы минуты. Что скажите?
Вообще-то Штольц никогда бы не предложил решать вопрос таким образом, особенно в их случае. Хотя, возможно, это и было бы правильным, раз в интеллектуальных перепалках они выходили с попеременным успехом. Но не в его правилах было сводить всё к такому примитиву. А тут просто хотелось показать себя решительным, серьезным и смелым.
Своей машины на парковке он не увидел, а вот Линдблад уже доставал ключи.
- Вы пили, Лейв. Это, кстати, не помешает вам драться, - усомнился он, - нет, мистер Линдблад, отдайте ключи мне. Будучи ещё обычным прокурором, я часто вел дела тех, кто говорил что-то вроде: "Да я немного выпил, и она сама под колеса выпрыгнула". Она-то, может, и сама, а вот вам пару годков сверху за градус в крови. Так что давайте-ка, я поведу.
"Интересно, а если он будет обвиняемым, и я буду вести такое дело..." - Стефан как можно скорее отогнал эту мысль. Не о том думает.

Они даже купили одинаковые рашгарды.
Благо, Майами был большой город, где было полно круглосуточных спортзалов, где за деньги можно было без труда арендовать зал с рингом и даже выстовить себе время на таймере, который звоном оповестит о том, что пора прекращать.
Они размялись чуть меньше получаса. Штольц никогда не делал этого с таким усердием. Обычно всего лишь чтоб избежать ненужных травм, ныне чтоб иметь преимущество.
А Лейв был массивным. Наверняка, под его кулаками проминалась груша. И даже покдумалось, что под таким ударом сломается кость в плече, которым он прикрыл лицо. Прямой, боковой, техничный апперкот. Стефан не бил, только лишь прикрывал и уходил, бить он умел в разы хуже, но вот выбрать момент, чтоб уйти в клинч, у него получилось очень удачно. Они оказались в партере, и Штольц, падая сверху, придавил его грудью, поджимая голову к своему бедру и рукой не давая ей опуститься на пол. Следующим его движением был быстрый перпендикулярнй переход и болевой на руку. Время. первый раунд остался за ним.
И кажется, что на второй это придало противнику сил. Спротивная злость, чтоб её. На этот раз Лейв сам его завалил почти тем же образом и не дал времени собраться - ловко поджал его ногу, давя одновременно на ахилл ребром предплечья и надавливая ногой на колено. Стефан сам постучал ладонью по мату, оповещая о своём проигрыше. Стерпеть он мог многое, но такое - точно нет. Разве что успокоился мыслью, что вряд ли найдутся мастера, кто смог. Хотя что ему до мастеров. Лейв бы смог?
В третий раз они катались по полу с удвоенной силой, зажимали, давили, Стефан мостил, сжимал того коленями в гарде, защищаясь, нападал в маунте, и всё равно никак не мог взять в болевой. Казалось, что это не кончится, казалось, что он близок к победе, казалось, что проигрывает, но время настигло их, когда они зажимали друг друга в равных позициях и ещё где-то несколько секунд не меняли положение.

+1

7

Лейв, в свое время, выбирал между боксом и римской борьбой. И хотя он отрицал свою зависимость от чужого мнения (что, в большинстве случаев, было правдой), в тот раз он поддался чужому влиянию. Даже не влиянию - вскользь брошенной однокурсником фразе - "фу, пидорно". Глядя, как катаются по татами парни, обхватывая  бедра противника коленями, Лейв согласился - "пидорно, ага". И выбрал бокс. Там близкий контакт сводился к клинчам, да и те занимали слишком ничтожную часть поединка, чтобы возникли ненужны мысли. Рост, ловкость и массивное сложение без грамма лишнего веса  давали ему возможность заканчивать поединок максимум в пять раундов, и чаще всего нокдауном. А вот тут как-то... не сложилось.
Еще до поединка, стаскивая рубашку и бинтуя запястья, швед испытывал странную смесь предвкушения и смущения. И не знал, откуда берется последнее. Он поспешил накрутить себя до состояния "вот сейчас я гада в бараний рог скручу в прямом смысле", но все равно выходило не слишком убедительно.
Первый раунд остался за Штольцем, второй выиграл сам - не иначе как чудом сообразив, что делать с ногами, чужими и своими. Смущение от слишком близкого, ненормально близкого контакта, маскировалось смехом. Лейв посмеивался почти весь третий раунд, чем, кажется, немало раздражал Штефана, но ничего поделать с собой не мог. Поединок казался смешной игрой, шуточной потасовкой, несмотря на болевые захваты, скользкие от пота тела и солоноватый привкус пота - своего, чужого?!  - на губах.
Когда прозвенел звонок, возвещающий о завершении третьего раунда, еще несколько секунд ни один из них не решался ослабить хватку, как будто это значило бы проигрыш, хотя ничья уже была ясна.
Лейв, с чьих губ улыбку будто стерли, первым разжал хватку.
- Ничья, - несколько разочарованно сообщил он, поднимаясь на ноги и тыльной стороной запястья проходясь по лбу, - Что же, Штефан, нам следует признать, что этот... бой, - он ухитрился вложить заметное количество скепсиса в коротенькое слово "бой", - боюсь, ничего не решил. Но, - мужчина легко засмеялся, - Позволил спустить пар. Я, пожалуй, готов пообщаться с вами, не отвлекаясь на желание уронить вас с метафизической лестницы.
Завершать вечер вот так вот было бы неправильно. Требовалось чуть более логическое завершение. Оглашение приговора, что скажете, господа присяжные? Быть Штольцу и Линдбладу приятелями, жарить кошерное барбекю на заднем дворе по воскресеньям?

Присяжные берут перерыв.
Лейв предлагает взять пива и поехать на пляж. А Штефан соглашается.

На заправке обнаружилось, что они предпочитают одинаковую марку пива и одинаковую закуску. А по дороге на пляж выяснилось, что оба были на одном концерте - вы не поверите! - общей любимой группы.
Океан штормило. Не настолько, чтобы сдувать их почти стокилограммовые тушки с капота, но ощутимо. Лейв снова нацепил жилетку на разгоряченное после боя тело, на всякий случай, не простыть бы. Ветер ерошил чуть отросший ежик волос, забивал обоняние резким и соленым запахом водорослей.
В голове было много мыслей. Даже слишком много и слишком бес...смысленно как-то.
О чем говорить с прокурором, он не знал. Об этике? Об извечной борьбе добра со злом? О работе, наконец-то? Лучший способ изгадить остаток вечера.

+1

8

Проигрывать Стефан никак не хотел. Проигрыш и есть проигрыш - сам предложил решить всё на кулаках, сам же и продул, да и в общем-то кулаков было не так много. Всё таки страшно это, кулаки Лейва.
Сначала он хотел победить, нормальное и естественное желание того, кто всегда стремится к победе, особенно извечным очень закадычным противником. Но спустя пару минут после финального звонка под чуть насмешливую, почти даже привычную речь Линдблада, ему подумалось, что победа бы не принесла столько радости, сколько он ожидал. Первое время - да. Осознание, что ты всё таки лучше, по крайней мере в этом, к тому же именно этот способ был избран для "решения вопроса". Но потом бы он разочаровался, возможно даже в себе. Ведь всё таки выходило, что Лейв не просто так, а он его выбрал в качестве своего соперника. И соперник всё таки оказался не равным.
Но те мысли он отогнал, решив, что они лишние. Проблема большинства людей была в том, что они слишком много думали, Стефан же научился контролировать мыслительный процесс и отсекать ненужное. А обозначение Линдблада как какой-то маленькой, но всё же частички схемы его жизни сокращало дистанцию. Сокращение дистанции с переходом в мысли о личном мешали работе. Работу Стефан ценил больше остального.
Но на приглашение выпить пива ответил согласием.

Линдблад был не местным и вырос совсем не в тех краях, это было известно, к тому же его акцент точно отбивал всякие сомнения, но он выбрал именно то место на пляже, куда в своё время Штольц ездил по вечерам, ещё учась в старшей школе. Он приводил сюда свою первую девушку, он где-то тут впервые очень сильно напился, кажется, тут же он дрался и привел после первого свидания свою жену.
Ностальгичное настроение, хорошая погода, расслабленное и приятно ноющее после спаррингов тело, градус пива. И Лейв оказался интересным собеседником во многих смыслах, в первую очередь в тех самых интересах.
- Да, тогда был сильны дождь, который начался под конец концерта, и на стадионе мы все стояли обнявшись, подпевали, я помню!
А Лейв помнил победный гол Донована из Гэлакси. И как-то даже захотелось его спросить, почему так, ведь из него бы, наверняка, вышел неплохой Стив Роджерс.
- Лейв, скажите...
Но Лейв его мыслей не разделял. Как и взглядов.
Уезжали оба на такси, и Штольц думал о том, что давно у него не было таких вечеров, когда настроение успевало поменяться на диаметрально противоположное несколько раз. И даже не знал, хорошо ли, что всё кончилось так или нет.

+1


Вы здесь » Miami: real life » Archive » [05.11.2012] Real men use fist


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC