Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Flashback » our song to say goodbye.


our song to say goodbye.

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

GRACE PARKER & MAX DEVORE
представляют Вашему вниманию драму в 2х действиях...

1. Tik-tok. Time is up!


http://s6.uploads.ru/TwyLa.gif http://s6.uploads.ru/j0JYk.gif

http://s6.uploads.ru/2vjsf.png


“Love is not a clock. You simply cannot take it apart just to see what makes it tick, and even if you could, you probably could never get it back together again.”


http://s6.uploads.ru/2r8wp.png

Рано или поздно их пути должны были снова пересечься. Вопрос был только во времени и решению Судьбы. Что ж последняя явно славится отсутствием совести.

2. The Truth


http://s7.uploads.ru/7cPCZ.gif


Время и место действия:

Вечер 12 января. Квартира Макса.

- Нам надо поставить точку. Но перед этим каждый из нас заслуживает показательного выступления, ты так не думаешь?
И положив руку на твой справочник по юриспруденции, кстати как он тут оказался, я понятия не имею. В общем, я - Максимиллиан Девор, находясь в здравом уме, несмотря на бокал вина в правой руке, клянусь говорить правду, только правду и ничего против правды.

+5

2

Макс никогда не воспринимал фотографию как за настоящее искусство. Что это такое? Один щёлк – вот и картинка. Разве это может сравниться с месяцами работы художника, до этого кропотливо подбирающего краски, кисти и холсты? Вот такие вот староверческие устои крутились в его голове до знакомства со Стефани. Прекрасная девушка перевернула его взгляды и вдребезги разорвала теорию о том, что искусство «творится» долгое время, и душа вкладывается в картину или скульптуру – не так важно, - едва ли не по крупинкам. Вернувшись в Майами чуть более недели назад, мужчина стороной обходил всевозможные показы и выставки, но из-за вынужденного отпуска длинной в целый месяц из ряда полезных развлечений в этот день ничего не осталось. Открыто продинамленный Арно с ее вечно важными клиентами, мужчина плюнул на собственные еще не до конца(если уж быть совсем честным) убитые предрассудки и направился на выставку фотографий одного молодого и перспективного, как гласил Google, арт-фотографа.


Пожалуй, стоит признаться, что он ошибался. Конкретно в данном случае, во всяком случае. С явно присущим скептицизмом Макс рассматривал первые фотографии, не замечая, как наметанный глаз изучает игру падающих теней, а разум подмечает содержание сюжета. Он даже не заметил, как мимо пробежал целый час, и взглянув на циферблат часов, довольно усмехнулся своему теперь уже объяснимому увлечению. Светлая комната с удачно подобранной подсветкой над или под каждой из выставленных фотографий. Девор вспомнил, что бывал здесь раньше, должно быть студия периодически сдавалась. Может, дело в этом? Напоминающие чувства о прошлом отличном времяпрепровождении...
Девор все еще категорично пытался бороться с симпатией к неизвестному фотографу.
Ровно до тех пор пока не встретился с родным взглядом на очередном произведении. Тряхнув головой, прогоняя возможное наваждение, Макс подошел ближе, ровно настолько, сколько позволено, даже едва заходя за "линию" разрешенного, тем самым преграждая путь еще одному ценителю этой композиции.
Тоскливая реальность обрушилась лавиной на едва зажившую рану. А его взгляд требовательно разглядывал каждую черточку лица, отрицая возможность происходящего. Хотя бы по причине исходящего от фотографии духа. Слишком интимного, слишком знакомого ему, слишком любовного. Всего лишь портрет. Портрет одной из самых дорогих его сердцу девушек. Непреувеличенно, с точностью до наоборот. Самой дорогой. Самой любимой.
Когда-то...
- Прекрасная работа, - чужой вздох поблизости. Макс неосознанно фыркает, с трудом соглашаясь, потому что знает, какие чувства должны быть у творца для сотворения подобного.
- Безусловно прекрасная. Чуть менее прекрасная чем сама девушка, - тепло улыбнувшись, он отшагнул от фотографии.
Тихий смешок от навязчивого собеседника всё-таки призвал Девора повернуться к нему:
- Это мы сегодня узнаем, юноша, - глухо хохотнул старичок, похлопав мужчину по плечу.
По телу пробежалась недобрая дрожь волнения. Ведь мужчина всё правильно понял. Сегодня Грейс будет здесь. Мне нужно выпить воды. Мысли путались, а в висках кровь отбивала подозрительно быструю панихиду. Никакой речи о том, чтобы уйти. Он четко знал: это его единственный шанс. Сознательное требовало объяснений и конкретики, чувственному же было мало одной фотографии. Хорошо, что в этот раз не придется разрываться между двумя "или".
Громкое объявление от куратора выставки о появлении фотографа - Девор поправляет чуть поднявшиеся манжеты рубашки.
Она появляется на сцене, сопровождает создателя выставки до микрофона - Он берет с подноса предложенное шампанское, только после находит ее глаза.
Пока ее мужчина произносит речи благодарности, она спускается в зал - Девор не сводит взгляда, надеясь на встречный, чувствуя мечущееся по стенкам ребер сердце и тяжелеющее дыхание.

+2

3

Выставки Маркуса Кейдана были чуть ли не самыми успешными в Майами. И до того момента, пока Грейс сама не побывала на одной из них, она не понимала, как он добивается такого успеха, Чем может зацепить зрителя фотография? Правильно, ничем. Обычный снимок не произведет громкого эффекта и не заставит горожан отдавать деньги за шанс лицезреть перед собой фотохолсты. Но у Маркуса каждая работа была особенной, со своим вкусом и стилем. Согласитесь, сложно, фотографируя парочку, сидящую на скамейке у пруда, поймать нужные эмоции и во время щелкнуть затвором. Или, проходя по шумным улицам, увидеть меленький распустившийся росток, пробивающийся сквозь плитку и суметь в одном снимке передать этот символ борьбы. Нужно обладать не дюжей внимательностью, фантазией и мастерством, чтобы создать из обычных снимков шедевры, на которые, как и сегодня, соберутся полюбоваться майамцы.
Эта была не первая выставка его работ, которые успела посетить Грейс. Но зато это было первое подобное мероприятие, на которое она пришла вместе с Маркусом. Не просто в качестве его спутницы, а в официальном статусе невесты, о котором пока мало кто знал. Конечно, увидев на ее безымянном пальце кольцо, у публики не останется сомнений, но Грейс и не хотела скрывать такое событие, хоть и неосознанно делала это, не сообщав подругам.
Сегодняшняя выставка была особенная и по еще одной причине: Маркус воплотил в жизнь свою давнюю задумку и создал коллажи из сотен фотографий, которые и по отдельности, и в совокупности несли за собой смысл. Помнится, 8 декабря, буквально 2 недели назад, Грейс помогала Кейдану разбирать многочисленные снимки, дивясь их количеству и запасливости своего мужчины. Маркус создал коллажи в рекордно короткие сроки, и выставка пришлась как раз в канун Нового Года, когда Майами наслаждалось праздничными рождественскими днями. Нашлось место и его «традиционным» работам, поэтому коллажи чередовались и перемешивались с пейзажами, портретами… В общем, выставка на любой вкус для людей с разными запросами и ожиданиями.
- Это… - Грейс с удивлением замерла перед своим собственным портретом. Сюрприз получился действительно сюрпризом, Паркер не ожидала увидеть свое собственное лицо на одной из стен галереи. Конечно, она бы протестовала простив такой затеи, приплетая в оправдание своей позиции и свою скромность, и неуместность… Все-таки в фотографии должно быть что-то, что цепляет не только взгляд, но и душу. Маркус, безусловно, хотел сделать ей приятное, и у него это получилось, хотя он и наградил ее порцией смущения вдобавок.
Разглядывая себя, словно в зеркале, Грейс невольно улыбнулась, копируя тот же самый изгиб губ на фотографии. Он сотни раз повторял ей, как любит ее улыбку. На этот раз об этом говорила его работа, и для Грейс все становилось понятным. Не все работы тут для публики. Здесь есть что-то и для самого автора.

Через некоторое время собрались все ожидаемые гости, и Маркус вместе с Грейс вышли на небольшую сцену. Сейчас он произнесет речь, которую принципиально не готовил заранее. Заученные слова обычно ведут к провалу, если только это не сонет Шекспира. Она испытывает.. гордость? Да, именно. Она гордится им, его умению держать речь, его легкой манерой общения и тем, что его любит публика. Грейс осторожно отпускает его руку и, бросив ободряющий взгляд, покидает сцену. Это его день. Проходит свозь толпу, которая сбилась ближе к сцене. Он не обидится, что она не будет стоять в первом ряду. Отказывается от шампанского и берет вместо этого напитка бокал с полусухим вином, о котором позаботился Маркус, успевший изучить ее вкусы.
Грея бокал в ладонях, она оборачивается назад, встречаясь глазами со своим двойником на фотографии. Какое-то необычное чувство видеть себя со стороны не в домашнем кругу, листая альбомы с семейными фотоснимками, а здесь, среди сотни гостей.
Маркус произносит приветственную речь, и Грейс поворачивается на его голос. Слышит его полусерьезное-полурасслабленное «Рад, что вы смогли выкроить несколько часов среди всей праздничной суматохи, чтобы присутствовать сегодня здесь»… Слышит аплодисменты толпы и благодарности Маркуса, но не в силах отвести взгляд, чтобы увидеть его самого.
-  С Вами все хорошо? – Грейс вздрагивает от звука незнакомого голоса, который раздается прямо над ухом. Это тот самый официант, что минуту назад преподнес ей бокал. Грейс непонимающе смотрит на него, читая в глазах молодого человека неподдельное беспокойство.
- Что? – переспрашивает, потом переводит взгляд на свои дрожащие руки и колыхающееся в бокале вино, которое вот-вот прольется. – Да, простите, просто здесь душно, - она делает над собой усилие. Не хватало, чтобы Маркус со сцены увидел ее сейчас в таком состоянии. Грейс подносит фужер к губам и делает глоток. Большое количество вина обжигает горло и заставляет почувствовать легкое головокружение, но зато, наверное, исчезает предательская бледность.
- Я позабочусь о кондиционерах, мисс, - Паркер отдает официанту бокал, и он удаляется.
Ее «спасибо» тонет в воздухе, когда Грейс, набравшись смелости, снова смотрит в другой конец зала, где стоит тот самый человек, которого она уже и не надеялась увидеть. Все слишком неправильно. Слишком. Зачем он ушел тогда, год назад? И зачем приехал сейчас, именно на эту выставку? Ведь в Майами десятки выставок! Картинные галереи, музеи… Но нет, Макс появился именно здесь и сейчас. Да, она злилась где-то в душе, но это чувство было второстепенно. Так же, как и воспоминания об их светом прошлом. Грейс все помнила, такое не забывают. От первого и до последнего дня, когда он не пришел на ужин, и Паркер уснула, так и не дождавшись ни Макса, и звонка от него. Ничего. Грейс сейчас боялась одного: что сделает Макс?

+1


Вы здесь » Miami: real life » Flashback » our song to say goodbye.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC