Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » you spin my head right round, right round


you spin my head right round, right round

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Всю землю тьмой заволокло.
Но и без солнца нам светло.
Пивная кружка нам — луна,
А солнце — чарочка вина.

http://31.media.tumblr.com/tumblr_m2t5bmVYAW1r6b9rbo1_500.gif
NICOLETTE ALLEGRE | ANTHONY STARK
2016 MID-DECEMBER

Что может быть романтичней, чем один гриппующий гендиректор,
одна гиперзаботливая подруга
и одна бутылка Абсолюта?
– © Николетт.

Отредактировано Tony Stark (2013-12-02 05:10:39)

+2

2

Николетт мирно спала, когда на весь отель заорали AC/DC, а на экране мобильного высветилась наглая мордашка одного гендиректора. Простонав нечто очень напоминающее «твою мать», девушка, не открывая глаз (точнее не найдя в себе на это сил), нашарила на тумбочке рукой телефон, попутно при этом скинув на пол все, что так некстати подвернулось.
- Скажи честно, ты мстишь мне за ту булочку, которой я с тобой не поделилась? – сонно пробормотала Аллегре, не вспомнив за собой более грехов, за которые можно было так жестоко мстить и разбудить ее, человека, который вернулся из клуба от силы пару часов назад, в такую дикую рань в воскресенье. В конце концов, она имела полное право выспаться после тяжелой трудовой недели, разрываясь между делами в своем праздничном агентстве и чуть менее праздничной компании Старка.
- Почти, передавай завтра всем желающим меня увидеть, что я заболел. И так и быть, все пончики можешь съесть сама, только не забудь поделиться с Хоганом.
- Пфф, а то я хоть раз забывала… Э, стой, погоди, что значит заболел? – сказанное другом доходило медленно, но верно, а когда окончательно дошло, заставило девушку окончательно проснуться и принять вертикальное положение. Насколько она знала, Энтони Старк обладал умопомрачительным здоровьем, по крайней мере за годы их знакомства, Нико не помнила, чтобы он пропускал работу по болезни. Сейчас же сиплый голос гендиректора подтверждал, что он действительно заболел, а не просто хочет откосить от работы самым примитивным способом.
- Это значит, что у меня температура, кашель и хреновое настроение. Рику привет.
Длинные, удручающие гудки тонко намекали, что у него действительно хреновое настроение.

***
- Ри-и-ик, я к Тони, где диск «Король Лев» и та игрушка про особо кровожадную Алису?
- Что, у Старка депрессия?
- Хуже. Он заболел. А, да, и передавал тебе привет.
Оторвавшись от газеты, которую читал, Рихард Спаак недоверчиво посмотрел на дочь. Однако сосредоточенная мордашка, с которой она вываливала диски из шкафа, не давала усомниться в том, что она говорит правду. Ради того, чтобы развеселить несчастного болеющего, он даже встал с кресла и помог найти нужные диски.
- Отправить кого-нибудь за лекарствами или по дороге заедешь?
- Не, у меня есть лекарство лучше. Поэтому я возьму в баре бутылку Абсолюта…
- Николетт!
- Погоди, ты не дослушал. Я возьму бутылку Абсолюта и клюкву на кухне. Клюквенный морс плюс двести грамм водки творят чудеса.
- И кто этот морс сварит?
- Я.
Скептически хмыкнув, Рик пожелал удачи и напомнил, что у Старка все же очень красивая кухня, которую ему уже заранее искренне жаль. Тихонько фыркнув, Аллегре выскочила из номера отца, не забыв на прощание чмокнуть его в щеку, и полетела вниз, выпрашивать у очаровательного мальчика Дэнни, работавшего барменом в казино, бутылку, а у повара клюкву.

***
Николетт набирала Энтони уже в тысячный раз и в тысячный раз слышала, что абонент, видишь ли, не абонент, и белый свет ему не мил. Выключенные телефоны, отсутствие в скайпе и игнорирование ее сообщений в фейсбуке наталкивали на мысль, что ему не просто плохо, ему очень-очень плохо, и заставляли в ответ игнорировать все правила дорожного движения, чтобы побыстрее добраться до пункта назначения. Бутылка почти живительной водки, клюква, отобранная буквально с боем, коробка печенек и две порции китайской лапши с курицей в кисло-сладком соусе, покоились на заднем сиденье и давали надежду на то, что через пару часов друг придет в себя.

Припарковавшись и вытащив из машины все съестное и крайне необходимое, Аллегре зашла в подъезд и прошла к лифту. Клаустрофобия Старка выражалась в приступах мазохизма, как объяснить иначе то, что он жил на самом верхнем этаже, девушка не знала.
Звонить в дверь пришлось долго. Настолько долго, что она даже несильно стукнула носком по двери. Несильно, потому что туфли было жалко. В конце концов дверь открылась, и Николь тихонько присвистнула от удивления. Выглядел Старк далеко не фонтан, о чем она решила тут же сообщить, так сказать для поддержания боевого духа.
- Выглядишь не очень, - не дожидаясь приглашения, девушка прошла внутрь и вручила пакеты мужчине, чтобы снять плащ и туфли, - неси на кухню, сейчас будем тебя лечить.

+2

3

В том, чтобы отзвониться Аллегре с утра, был план: мужчина прекрасно знал, во сколько его подруга встаёт по воскресеньям и какие бурные в разных значениях ноги могли быть тому виной, поэтому был взят расчет на то, что пока до заспанного сознания его нынче-секретаря дойдёт что с  её боссом происходит и почему генеральный директор компании наглым образом прогуляет встречу с инвесторами в последний понедельник пребывания тех в Штатах, Герберт успеет выстроить между собой и миром надёжные отношения, базирующиеся на несовместимости характеров, и, возможно, сбежать куда-нибудь в Гватемалу. Разговор был коротким с Николетт именно поэтому, если не считать того, что горло драло безбожно и на самом деле Энтони был не лучше той особо кровожадной Алисы, диск которой вне сферы его осведомленности Аллегре пыталась выкопать из шкафа.

Насколько Старк–старший болеть ненавидел и не умел, настолько, если не в большей степени, он совершенно искренне не был расположен к самолечению. Неспособность к тому, чтобы не перепутать при покупке аспирин с гематогеном (и то – в лучшем случае), накладывалась на хроническую нелюбовь к  людям  в белых халатах, и в результате, посредством простой арифметики, получалось то, что получалось.
В домашней аптечке лежали от силы пара пластырей, бинт и бутылочка йода с безнадежно истёкшим сроком годности.

Стоило взлелеянным будням трудоголика отступить, как коварная болезнь, подкараулив за углом, наложила лапы на столь давно недоступную ей жертву.

Объяснений недоразумению было не так много: либо после того, как ему перевалило на половину столетия, он действительно начал стареть, либо Одетт не помешало бы познакомить двух львят с их семейным добрым доктором Айболитом.

Были ещё варианты заканчивать по-детски есть мороженое на морозе и заканчивать ездить время от времени с открытым верхом, ибо «здесь всего-то несколько кварталов, и так сойдёт», но в результате скромным консилиумом в одного человека Тони решил, что философские вопросы о бренности бытия привлекают его гораздо больше, и к совершенно отвратному настроению добавилась депрессия, включающая в себя круг циркулирующих размышлений на различные темы от той, хватит ли его на то, чтобы увидеть, как его сыновья вырастут, до предположений с точки зрении космологии о том, а есть ли жизнь в других галактиках.

Отрешённо глядя в потолок, Старк выудил один из бумажных платочков из стоящей под правой рукой цветастой картонной коробки и сделал на ковре в гостиной «ангела», как делают его маленькие девочки на снегу, когда в дверь позвонили. Гендиректор тихо выругался, моментально вспомнив о том, что сделать забыл, несмотря на все предпринятые меры вроде разобранного мобильника и запрятанного в кладовку интернет-роутера: отвести от дверного звонка все контакты, дававшие ему энергию и возможность пищать, действуя больному человеку на нервы.

На первом десятке прозвонов Старк сделал глубокий вздох, закрыл глаза и принялся считать милых барашков, надеясь, что нашествие скоро сгинет и ему дадут умереть сегодня без лишнего шума и причитаний. В подтверждение своей точки зрения гендиректор важно шмыгнул носом и отправил бумажный платочек на вершину местной пирамиды Хеопса из собратьев. С каждым новым звонком барашки выглядели то ли злее, то ли раздраженнее, то ли обреченнее.

Он сдался на двадцать седьмом звонке, и если бы не догадывался о том, кто пожертвовал своим воскресным сном ради того, чтобы помешать его вполне скромным планам неторопливого угасания в пределах собственной квартиры, встал бы Тони только ради того, чтобы на самом деле разобрать этот чёртов звонок с маловероятной надеждой на его реабилитацию.

Поэтому несмотря на то, что в некоторых аспектах Старк обладал своеобразной долей наивности, когда дело доходило до Николетт Аллегре, зациклившейся на каком-либо объекте, держать оборону можно было держать исключительно в теоретическом плане. Страдальчески возведя глаза к потолку, Тони шмыгнул в дверку за книжной полкой, выводящей к винтовой лестнице, и оперативно оказался перед дверью.

Он надеялся, что она всё поймёт по его внешнему виду, и быстренько вернётся восвояси. Однако констатировав и без того очевидное, молодая женщина быстро избрала его корзинкой для покупок, сдав пакеты и плащ, что сомнений о том, что дверь с другой стороны она не закроет, не осталось. Выглядел, впрочем, он и правда не фонтан, а на фоне рождественской ели контрастировал и вовсе… не слишком привлекательно.

Пакеты пахли очень съедобно в другой день, но сейчас обладали содержимым, вызывающим только желание поворотить раскрасневшийся истерзанный нос.

Ты выбрала не самый лучший способ напроситься на отпуск, – Старк подопнул дверь, закрывая, решив, что если не сдастся на милость врага сейчас, то этот самый товарищ всё равно найдёт путь к его холодильнику, к его бару, а возможно и к его отсутствующей аптечке. – Хоган разнесёт всю компанию к чертям, если ты свалишься с гриппом и не будешь подкармливать его пончиками, – не выпуская пакетов из рук, мужчина всё-таки пристроил чужое пальто на вешалке. – А ещё, надеюсь, ты понимаешь, что я мало похожу сейчас на лучшего друга человечества и из наших прежних занятий разве что с удовольствием покидаю дротики в распечатку фотографии Джастина Бибера, который заполонил мою любимую радиостанцию. Поэтому всё, что будет тобой сказано, наверняка будет использовано против тебя же. – Энтони бросил на Аллегре оценивающий взгляд, выгибая бровь. – Ты ещё здесь?

Несмотря на то, что в общем и целом генеральный директор походил на ворчливого недовольного всем миром гнома, время от времени забывающим про манеры, он был рад видеть одну нечисть с реактивным пропеллером.

Чудно, – в голосе слышалась неприкрытая ирония и, разворачиваясь в сторону кухни, Старк принялся за изучение содержимого пакетов тщательнее. – Чем Рик отпустил тебя меня травить?

Отредактировано Tony Stark (2013-12-07 15:04:32)

+3

4

- Я не хочу в отпуск, но через неделю мы с Риком отправляемся в Норвегию на Рождество и тебя с собой не возьмем, если продолжишь сопеть и распространять бактерии.
Несмотря на вполне искреннюю любовь одного гендиректора к Америке, Аллегре точно знала, что Рождество он предпочитал отмечать все-таки в странах, где температура воздуха склонна падать ниже нуля с причитающимся бонусом в виде снега. В этом троица сошлась на все сто, поэтому третий билет на самолет был взят по умолчанию и без лишних вопросов, а у Старка не было ни одной возможности от поездки откосить. Впрочем, что-то подсказывало девушке, что ломался бы он исключительно приличия ради, мысленно прикидывая, что взять с собой в поездку.

- Пф, да брось, Хогану суждено когда-нибудь заработать диабет, потому что болеть в ближайшие лет тридцать я не собираюсь. Зараза к заразе не липнет, знаешь ли, так что служба доставки пончиков работает круглосуточно и в самых экстремальных условиях. Кстати, в тех коробочках очень милые рождественские печеньки: елочки, звездочки и Cookie Monster из Улицы Сезам, помнишь его?
Скинув туфли, Николь полезла в сумочку за резинкой для волос, слегка недоумевая как от такого количества неприлично хорошей информации, Тони еще не исцелился хотя бы чудом. На радостях. Однако он мало того, что не исцелился, он еще и продолжал ворчать что-то о распечатке фотографий Бибера (и девушка с трудом подавила желание съязвить на эту тему) и о мелком шантаже «все будет использовано против тебя». Методы воздействия на своего с недавних пор не только друга, но и босса, мисс знала непозволительно хорошо,  а большинство из них основывались на его страстной любви к вкусностям из кондитерской за углом.
- Здесь, и не мечтай, что я уйду.

Завязав высокий хвост, Нико прошагала в сторону кухни вслед за Старком, подкатывая рукава рубашки. Одевать синюю новую рубашку, возможно, было не самым умным решением, но в голову ей это пришло только что, когда она мимоходом отметила чудное сочетание синего с красным, однако видеть это сочетание на себе ей не особо хотелось.
- У тебя есть кастрюльки и блендер? – вопрос был в крайней степени риторический, потому что девушка тут же полезла в шкафчики и необходимо нашла довольно быстро. Больше всего ее интересовало сейчас, знал ли сам владелец об их существовании. – От меня клюквенный морс, от Рика бутылка Абсолюта. Будем репетировать праздники. Кстати, он обещал заехать завтра, поэтому делай что хочешь, но выздороветь ты обязан к его приезду: а то он не верит в мои кулинарные и медицинские таланты.

Обнаружив нечто, более-менее подходящее под описание блендера данное помощником шеф-повара, Николетт нахмурилась, не особо понимая, что с этим делать, но природная самоуверенность кричала, что «не велика наука». Девушка закинула в стакан клюкву и покрутила в руках измельчитель. В целом, конечно, все было понятно – вот лезвия, вот кнопочки, чтобы эти лезвия заработали.
Действительно не велика наука.
Пожав плечами, Аллегре опустила блендер к клюкве и смело нажала наугад на одну из кнопочек. Лезвия заработали, закрутились и обрызгали горе-повара ягодным соком с головы до ног.
Вскрикнув и тут же нажав на кнопку выключения, девушка выпустила адскую машину из рук и первым делом с опаской взглянула на рубашку. Красное на синем действительно сочеталось, но рубашку можно было теперь использовать лишь в качестве половой тряпки. Очень дорогой и красивой половой тряпки.
Приняв произошедшее с восхитительной стойкостью и как данность, пусть и прискорбную, Нико потянулась за салфетками и быстро облизнула капельки клюквенного сока с губ.
- Кисло. Сахар положить?

+4

5

Старк чувствовал, как настроение начинало предательски ползти вверх, измеряясь в Фаренгейтах чужого душевного тепла, привнесенного на паркетные просторы его собственной квартиры. Мужчина иногда откровенно не знал, за что любил Аллегре больше: за её детское очарование с нотками деловитой взрослости или всё-таки за наглость, с которой молодая женщина мастерски наезжала на весь белый свет, а белому свету оставалось только удивленно хлопать девчачьи длинными ресницами с видом малолетнего мальчишки, получившего свой первый подзатыльник.

Господин генеральный директор чувствовал, что в роли последнего наиболее часто и правдоподобно смотрелся именно он.

Норвегия, несмотря на все теплые воспоминания о всяких “Don Giovanni” в оперном театре под Рождество и величавой мордашке Крога на фоне празднично мелькающих крохотных ламп накаливания, нанизанных на мастерски скрученные провода, в сознании бизнесмена вызвала только кривую улыбку на растрескавшихся от высокой температуры губах. Из одной разноцветной гирлянды, переливающейся всеми оттенками безумия под названием «человеческое счастье», в воспаленному простудой воображении гендиректора морозное зимнее Осло быстро переквалифицировалось в разряд таких унылых мест планеты, где холодно, скользко и слишком много туристов. И почему-то кусающиеся олени. Герберт на несколько секунд даже почувствовал замешательство оттого, что выбор вещей, которые его волновали, возрос от мешающей его болезненному уединению Николетт до норвежских оленей, одни из которых когда-то красовались на его рождественском свитере, привезенном Аэнор из семейной поездки, когда сезон отпусков начался для всех, кроме её брата.

Выражая всем своим видом неодобрение их с Рихардом затеи, Тони не без толики черного юмора пообещал себе, что обязательно упакует тот многострадальный и уверенно задвинутый на самую дальнюю полку свитер в чемодан, если переживет покушение Аллегре на свою кухню.

Нет, дело было не в недоверии к своей подруге. Энтони никогда не имел дурной привычки недооценивать способности своего секретаря.

Хотя, возможно, в этом и заключалась главная проблема.

Пока что Николетт, исполненная решимости и энтузиазма, смотрелась на кухне не слишком заурядно, но вполне гармонично. Да и кастрюльки с блендером нашлись чуть раньше, чем мужчина успел доподнять указующий перст в сторону нужных шкафчиков и вымолвить что-нибудь более-менее содержательное, в результате пробурчав что-то про то, что народной медициной его не запугаешь. Даже если Рик предпочтет посоревноваться с дочерью в радикальных методах лечения и в следующий раз привезет абсент и горчичники.

Момент «икс» наступил, когда Аллегре взялась за блендер. Старк видев не один пример неблагоприятного общения с данной кухонной утварью, предпочитал называть феномен рулеткой двадцать первого века, которая сводилась к одному нехитрому вопросу, мгновенно определявшему среднестатистический опыт человека в общении с кулинарным искусством.

Закроет или не закроет?

Паршивое настроение не смогло остановить едва заметно, почти конспиративно, дернувшиеся уголки губ мужчины.

Тони не мог сказать, что клюквенный оттенок красного ужасно сочетался с общим интерьером его кухни. Скорее он считал, что последняя получила определенный дизайнерский изыск, которого ей до этого не хватало. О своих выводах, задумчиво задрав нос к потолку, Николь неторопливо уведомить Энтони не поленился.

После чего, взглянув на Аллегре, Старк страдальчески вздохнул, насмешливо сверкнув взглядом:
–  Пока я решаю между рафинадом и сахарным песком, у тебя есть десять минут на то, чтобы разграбить мой гардероб, – для пущей убедительности мужчина мотнул головой в сторону выхода. – Время пошло, шеф-повар, моя доброта строго лимитирована.

К тому моменту, когда Николетт скрылась за поворотом, Тони, задумчиво шмыгая носом и подозревая, что не его это битва, уже отработанным движением с долей почета прикрывал крышкой блендер, включая режим повторно и погружаясь в процесс готовки, на время забывая о собственном недуге, не считая коротких приступов першения в горле. К тому моменту, как на сенсорную панель плиты водрузилась наполненная водой кастрюлька, гендиректор уже что-то хрипловато оптимистично насвистывал.

+2


Вы здесь » Miami: real life » Archive » you spin my head right round, right round


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC