Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Ревность — болезнь со смертельным исходом.


Ревность — болезнь со смертельным исходом.

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

http://s002.radikal.ru/i200/1207/00/052ea21d338f.gif
1. Название:
Ревность — болезнь со смертельным исходом.
2. Время и место:
Около полугода назад. Квартира Макса и Ди.
3. История:
Ревность убивает все хорошее в человеке. А если этого хорошего и так не очень много? То что же произойдет? Бедный мистер Миллер, который мягко говоря, попал. Ревновать к лучшей подруге не хорошо, но с самой собой не справишься. Скандал, так скандал. Грозная смс-ка, и вот Диана у себя, ждет этого подонка, которого хочется пришибить на месте. Однако тот не очень торопиться появиться. Правильно Макс, ты знаешь, что тебя ждет.
4. Участники:
Max Miller и Diana McClane

+1

2

ВНЕШНИЙ ВИД
Что делать, когда внутри все бурлит, кипит? Ты понимаешь, что если сейчас же не выплеснешь все это наружу, то попросту сойдешь с ума. Особенно это невозможно, когда дело касается человека, который тебе явно не безразличен, не говоря уже о том, что ты знаешь с кем и как он изменил.
День начинался, как обычно, не предвещая никакой беды. Настроение было отличным, сегодняшний день должен был быть прекрасным, ведь вечером прием у одной из знатных семей в Майами. Ди носилась по городу в течение  целого дня, не замечая, как за выбором очередного платишка от «Burberry», она провела практический весь день в одноименном бутике. Что же, солнце уже зашло за горизонт, нужно было отправляться на прием. Переодеться девушка решила там же.
Но как всегда, закон подлости срабатывает точно и без промедления. Диана, немного закатив глаза, все же посмотрела на экран мобильного. О да, беда приходит не одна. Какого же было удивление нашей мисс, когда она увидела фотографию своей любимой подруги в компании с не менее любимым Максом Миллером.
Они явно что-то мутят, - мысленно произнесла МакКлайн.
- Едем домой, к черту прием, мне предстоит очередной скандал, - сказала девушка водителю.
Дорога была практически не выносимой, оно и понятно. Узнаешь такое, от чего сердце не вольно сжимается, а потом болит, будто кто-то провел по нему лезвием ножа. Нет, показывать слабость это не для Ди. Она с равнодушным лицом сидела, смотря в окно на пролетающие мимо нее машины, на закат. Мало кто мог понять, что сейчас творилось внутри нее. Там уже разгорелась война между хладнокровием и теми эмоциями, которые так и хотели появиться. Пока армия «холодных» выигрывала.
И зачем ей было это нужно? Она все снова и снова произносила этот вопрос. Но видимо, у нашей мисс, какая-то мания на обаяние Миллера. Действительно, этот харизматичный молодой человек сразу же привлек внимание Дианы. Честно говоря, Максим сразу же вызвал в девушке защитную реакцию в компании множества разных и настолько непонятных эмоций. Защитная реакция заключалась в постоянных оскорблениях в адрес того самого молодого человека и огромной неприязни. Но все же эта неприязнь порождала все новые чувства, которые были уже столь далеки от начальных. Сначала для нее это был просто страстный секс. Такого она еще не испытывала, МакКлайн вообще не отличалась синдромом «шлюхи», но с ним у нее он проявлялся в высшей степени, однако потом она поняла, что это не просто страсть и желание, это что-то другое. Так они сошлись. Правда страх того, что он все также считает их постоянные встречи лишь поводом для очередного развлечения, не оставлял Ди и по сей день. Но Макс ясно давал понять, что это не так. Диана все же склонная к тому, чтобы не доверять людям мало верила его словам и подаркам, его нежности. Она не хотела его терять, не хотела расставаться с ним, ведь понимала, что по уши влюблена в него, это чувство давало ей новые силы для того, чтобы порхать над землей.
За всеми своими философскими раздумываниями, девушка не заметила, как машина припарковалась возле дома. МакКлайн вышла из машины, хлопнув дверью. Как только девушка переступила порог лифта, сразу же достала из сумочки телефон и отправила смс мистеру Миллеру, которая гласила о том, что шатенка ждет встречи с ним.
Она была достаточно зла, ее многое начинало раздражать. Макс, видимо, уже  понял, что ему предстоит бой с самой Дианой МакКлайн, раз не стал отвечать на сообщение. Девушка никогда не беспокоила его в дневное время, дабы не отвлекать его от дел. Но она не терпела, когда эти «дела» он совершал с ее же подругой. Может если бы его застукали ни с ней, а с какой-нибудь другой пышногрудой девушкой модельной внешности, Ди была бы не так зла, но сам факт того, что он находился вместе с ее лучшой подругой, лишал его всякой возможности на мирное существование. Не успела шатенка разложить все свои покупки, как услышала:
- Ди? Я пришел, милая.
Его голос всегда вызывал в Диане что-то теплое, но сейчас она просто выкинула всю эту дурь из головы, она была настроена очень серьезно.
Ты еще смеешь называть меня милой, сволочная подлиза!
Девушка чуть ли не покраснела от злости, она вышла навстречу Миллеру. Его лицо было настолько наигранно нежным, что Ди сейчас же захотелось кинуть в него чем-нибудь тяжелым. К счастью для молодого человека, под руку МакКлайн попался ее любимый плюшевый мишка. Конечно, через пять секунд он уже летел в Макса.
- Опуститься до того, чтобы заниматься сексом с моей лучшей подругой, это низко, Миллер, даже для тебя. Хотя твое умение трахнуть каждую движущуюся юбку никогда не вызывало у меня удивления. - она окинула его своим презрительным взглядом, - Да, теперь можешь начинать оправдываться.
Только сейчас до нее дошло, что виноват в этом не только Макс, а и подруга. Но Ди решила, что разговор с блондинкой можно и отложить, а вот с этим подонком ей необходимо разобраться сейчас же.

+1

3

Ночная смена как же это утомительно, особенно если твой псевдодруг заболел, а тебе приходиться дорабатывать еще его часы. Хотя если говорить на чистоту, Миллер никогда не боялся работы, даже лишней. Вот только сегодня ему никак нельзя быть уставшим, он должен сопровождать даму своего сердца на какую-то пафосную вечеринку. Наливая себе четвертую кружку свежезаваренного американо, Макс только и мог, что представлять ее слегка разгневанное, но от этого не менее прекрасное личико. Она всегда так мило морщила лоб, когда была чем-то недовольна. Замечтавшись, полусонный медбрат налил лишка и в итоге часть кипяточка попала на его руку. Да твою же дивизию! Отдернув руку, Макс еще раз тихо выругался.
-Миллер, там роженицу привезли,- крикнул буквально влетевший в сестринскую интерн, тут же начавший что-то истерично искать. Новички, блин. Кофе пришлось отложить, думаю будущая мать и так не даст ему уснуть, как бы руку не скрутила, а то была у Макса одна такая…
-Анельгетики у нас на другой полке. Левая. Верхняя. С краю, - забрав из рук юного дарования направление, Макс бегом направился в родильное отделение.
Шестая кружка кофе. Макс громко зевнул и даже не удосужился прикрыть свой рот. Честно? Уже пофиг на приличия и манеры. Все, что ему сейчас нужно – это сон. Да простите, господа, но 19 часов на смене это уже немного чересчур. Вы не думайте, что врачи тут злые и мучают бедных медбратьев и сестер, просто Макс был человеком слова. А раз он пообещал другу прикрыть – значит в лепешку расшибется, но выстоит. Мужик я или нет? Да, Миллер ты мужик, так что пахать тебе всю жизнь как рабу общества. Осушив еще один пластиковый стакан, парень осознал, что уже даже не чувствует ни вкуса, ни запаха так любимого им напитка. Дожил. Время доходило уже до шести вечера, а значит осталось еще совсем чуть-чуть и домой. Интересно, чем она занята? Губы парня растянулись в улыбке, а рука уже доставала мобильный из кармана его голубой рубашки. Кстати, почему именно голубой? Его всегда интересовал этот вопрос. Почему медсестрам дозволено ходить  в белых халатиках и соблазнять больных, а братьям – «извините, вы же не врачи».  Слегка качнув головой в сторону, чтобы прогнать левые мысли, Макс попытался сосредоточиться на экране своего телефона, который оповещал его о новом сообщении. Она ждет его дома. И все? Никаких «чмаф» и прочих прелюдий? Как там говориться? «Написали без смайлов в конце? -Серьезный разговор.» Плечи Макса слегка напряглись, он начал судорожно вспоминать, где, а самое главное, когда он успел накосячить. Неужели он обнаружила ее? Макс прикусил нижнюю губу и нахмурил брови, пальцы начали нервно отстукивать какую-то песню по экрану мобильного. Но ведь я в этом не виноват, пусть разбирается с ней. Засунув телефон обратно в карман, парень автоматически начал переодеваться. Стоило ему скинуть рубаху, как в дверях вновь оказался щупленький интерн.
-Миллер, там..ты уходишь? – столько растерянности в глазах. Макс невольно хохотнул. Какая прелесть.
-Сам, все сам. Я и так за тебя весь день корячусь. Опросы проводить и карточки заполнять должен ты,- натянув на себя футболку, Макс направился к выходу.
-Но там…,- его лицо казалосьв вот-вот перекосится, от того Максу становилось немного не по себе. Но в больнице и без него мало людей готовых помочь. Сомневаюсь, что их всех дома ждет разъяренная шатенка.
По дороге домой, он только и мог думать о том, почему девушки так сильно переживают из-за шмоток? Ну, да. Разрешил он Айрис взять ее футболку с цветочками, но это ведь не стоит ссоры? Хотя кто их знает верно?
Он вошел тихо без стука, можно сказать даже на носочках, боясь потревожить. Дверь кстати была не заперта, что говорило о том, что его тут явно ждали. Не торопясь окликать занятую разбором покупок девушку, Макс просто стоял около двери, расценивая уровень опасности. Вещи раскладывает ровно, не психуя…Не швыряя, значит жить буду. – как то так пожалуй сейчас работал его мозг. Примитивно, ну, а что вы хотели? Кофеин в его крови уже давно растворился, остаточное чувство просто клонило в сон, и он и так старался держаться их последних сил, чтобы не рухнуть тут на коврик.
- Ди? Я пришел, милая,- осторожно произнес он с доброй немного усталой улыбкой.
Она вышла в прихожую, ну как тут можно сопротивляться? Да и вообще что еще нужно для сч… А вот гранату в виде плюшевого медведя, он никак не ожидал. Макс даже не шелохнулся, игрушка не была поймана и просто ударив парня по лицу свалилась к его ногам. Тааак… Вот теперь он прямо жаждал объяснений. Это вообще нормально, что меня это заводит? Обреченно вздохнув, Макс посмотрел Диане в глаза, она кричала что-то про ее подругу, секс и юбку. Честно говоря смысл предложения доходил до него очень долго, пока он сам не сложил все эти составляющие.
-Стопанись-ка, милая,- он поднял в воздух указательный палец, призывая шатенку ненадолго замолчать. – Какой секс? С какой подругой? – на полном серьезе произнес он, поднимая плюшевого медведя и кидая его на диван. Я вроде не напивался настолько, чтобы впасть в забытие. Стена непонимания, которая раньше казалось тонкой как стекло сейчас стала просто непреодолимой. Самое странное было в том, что Макс действительно не понимал о чем идет речь. Единственная подруга, с которой он хорошо общается это Эви, но и с ней у них отношения как братьев по разуму. Какая еще подруга? И какой вообще нахрен секс?

+1

4

Ну почему этот мир так жесток? Почему если ты не такой как все, сразу начинаются подколы и обидные шутки? Почему нельзя нормально общаться, ведь я же никому не мешаю, никого вроде не обидела, не задела. Да я вообще весь день молчала, а вот они… Раньше все было по-другому. Этого раньше мне так не хватает. Но если вспомнить, то мои бывшие друзья тоже сначала были не ангелами. Поэтому и здесь нужно только подождать. Зная психологию людей, нельзя отвечать на грубость грубостью, а нужно позволить ей утихнуть  себе и не передавать по кругу. Так и поступим.
Можно органически не переваривать какую-то определенную вещь или явление. Ну, знаете, иногда ведь бывает подобное чувство. У каждого есть в жизни какие-то определенные моменты, люди, события, чувства, ощущения, запахи, вкусы, которые человек ну буквально на дух не переносит и не может с этим ничего поделать - просто его организм явно не приспособлен для встречи с подобными раздражителями. Так что каждое их стремительное появление вызывает у него лишь вполне себе естественную реакцию отторжения - организм инстинктивно пытается уберечь себя от скрытой угрозы. И с этим ничего нельзя поделать - рефлексы, черт бы их побрал.
Диана уже много раз испытывала это на собственной шкуре.
Жизнь - удивительная, непостоянная штука. Мир может не устоять и рухнуть, перевернуться с головы на ноги в считанные секунды, а кто-то и вовсе не придаст этому значения. Вот и Диана никогда не думала, что беда коснется ее, всегда думала, что обойдет стороной... 
Проклятье, ну вот почему, скажите мне, наша жизнь постоянно превращается в какое-то полное дерьмо? Причем мы, как назло, и изменить-то ничерта в этом самом дерьме не можем, потому что нас туда буквально затягивает целиком и полностью с головой, словно в гремучий омут.
Интересно, мы появились на свет для того, чтобы жить? Или все же существовать? Оказывается.. Сколько значит это слово "предательство". Это .. невыносимо. Даже описать весь спектр тех чувств и ощущений невозможно, пока это не почувствуешь на своей шкуре. Кто мог подумать, что в мире существуют такие тонкие психологи и ценители души, которые ее вовсе-то и не собирались ценить. Для них это словно хобби, некое увлечение. Как же интересно копаться в чужом сознании и интеллекте, "дергать за определенные ниточки души", словно марионетку, заставляя тебя раскрыться и выплеснуть все наружу. Чувствовать, как хочет он, смеяться, как ему нравиться, подстраиваться под его ритм жизни. Да что уж там говорить, просто жить так, как угодно ему! А в это самое время ты думаешь, что доверяешь этому человеку все свое самое дорогое и сокровенное, что стараешься скрыть от посторонних глаз, только ради того, чтобы он по-настоящему понял тебя. Оценил, осознал, полюбил...
Лишь при одной мысли об этом сердце девушки предательски сжалось в комок. 
Да, ей было сейчас слишком больно, осознавая, что ее парень изменил ей. Но разговор МакКлайн не хотела откладывать на потом.
- Стопанись-ка - это все, что ты хотел мне сказать? - Диана уже была готова разорвать парня на кусочки, но Макс немного постоял и осмыслил, что сказала МакКлайн. спустя пару минут парень продолжил.
Значит, уже ничего не помним? Ладно-ладно, сейчас освежим твою память?
Не смотря на состояние девушки, Ди решила присесть на диван и успокоится.
- Какой секс, говоришь? Ну, я конечно же, не знаю какой вам там нравится ... хотя мне то какая разница! - ответила шатенка.
- Хочешь знать откуда я это узнала? Вот, смотри! - МакКлайн встала подошла к парню и вручила ему свой мобильник с смс-кой, где фотография: как он обнимается с другой. А зная, характер Миллера, то он не только обниматься может ...
Неизбежность. Почему-то большинство людей всегда связывают ее с чем-то плохим, совершенно не задумываясь о том, что само по себе слово совершенно ни к чему не обязывает. Мы привыкли жить в таком мире, что уже не веришь в чудо, не ждешь, что с тобой может произойти что-то хорошее, а все неудачи, тревоги и казусы сваливаешь именно на неизбежность. Но ведь разве нельзя относится к своей собственной жизни иначе? Неужели нельзя перестать сваливать все на судьбу, на закон подлости и на других, а просто заглянуть в себя и ответить самому себе на один единственный вопрос. А что лично ты сам сделал для того, чтобы было все иначе? Большинство никогда об этом не задумывались, просто смирившись. Но ведь можно же жить иначе. Стремиться быть счастливым, стремиться радовать себя и своих близких хорошим настроением и свято верить в то, что все будет хорошо, ведь это неизбежно.
- Ну, ты не хочешь мне ничего объяснить? - еще раз спросила МакКлайн, глядя парню в глаза.
Через пару минут девушка обратно направилась на диван.
- А я думала, что ты меня и в правду любишь ... - сказала девушка с грустью в глазах. Главное, не заплакать! Нельзя показывать ему слезы!!!

+1

5

Обвинение, так просто слетевшее с любимых губ. Не доверяет. Неужели настолько сильно? Когда я успел заработать себе репутацию патологического юбочника? Я понимаю, мы долго жили вместе, и она насмотрелась на всякое. Но почему ей так сложно понять, что теперь я принадлежу только ей? Она вынесла свой вердикт – виновен, изменил. Вот так просто без доказательств и даже косвенных улик. Это как удар. Резко. Неожиданно. По вискам, по которым и так стучали вены. Почему ей было проще обвинить его в измене нежели просто поинтересоваться откуда это фото? А я вам отвечу. Это фото сделано около года назад на дне рождения Эвелин, если я конечно не ошибаюсь. Ах да, если приглядеться там еще у Макса в  левой руке пакет с подарком, правда его едва ли можно увидеть. Суть была не в этом. Дело в недоверии. Чем же он это заслужил? С тех пор как они переспали в первый раз, он и думать то о других  девушках больше не мог. Хотя тут есть его вина, он ни в коем случае не отрицает. Макс из тех личностей, которым легче показать, чем сказать. А ведь девушкам нужны слова, им нужны речи. Не зря ведь говорят «женщины любят ушами», жаль с этим у Миллера всегда были проблемы. Он редко был способен на излияние чувств, а даже когда делал это был либо в дюпелек, либо рассказывал о наболевшем какому-то незнакомцу. Эви была первой, кто узнал о его чувствах к ней. Кстати…почему девушкам свойственно обвинять именно парней? Сейчас то конечно обвинять не в чем, Макс был чист и невинен как младенец(в какой-то мере…). Но если бы… Допустим, он смирился с тем, что она ему не доверяет. Но где же черт возьми Ваша хваленная женская дружба или солидарность или как вы там называете принцип с парнем подруги ни-ни?
Столько мыслей крутилось в его голове. Но больше всего ему хотелось схватить Диану за плечи, слегка тряхнуть, чтобы она пришла в себя, посмотреть ей в глаза и сказать «я тебя люблю, дура». Только он этого не сделает. Во-первых, поэтому что это грубо даже в такой ситуации. А во-вторых, признанием ее сейчас не впечатлишь. Да и как он вообще теперь может сказать нечто подобное, глядя ей в глаза? Человеку, который не доверяет ему настолько, что думает, что у него был секс с ее лучшей подругой. Как ему надоели все эти подозрения. Миллионы нервных клеток в его теле боролись с желанием упрекнуть ее. Все это Айрис со своими нравоучениями  о том, что люди недоверчивы только в тех планах, в которых неидеальны сами. По ее версии, если тебя подозревают в воровстве без улик, значит обвинитель сам не раз воровал. И так далее.
Меньше всего ему сейчас хотелось думать об этом. Нет, Диана не была такой девушкой. Он верил ей без остатка. Даже ее дружок Патрик, с которым они вроде как приятели, не вызывал у него подозрений.
Макс отвернул лицо в сторону, он не мог сейчас смотреть на нее, видеть ее, слышать. За что мне все это? Один вопрос, откинувший все остальное за задний план. Почему мы просто не можем быть счастливы? Вот так до глупой банальности. Зачем нужно искать и выдумывать все эти трудности? Такова ведь людская натура настоящего времени. Если все идет хорошо, значит тут обязательно должен быть подвох. А не находя такого, люди начинают превращать любую мелочь в один огромный бум, который должен подпортить все идеальное, что есть сейчас.
- Ну, ты не хочешь мне ничего объяснить? - требовательный голос заставил его вновь повернуться к ней. Пристальный взгляд, будто она готова испепелить за каждое неверное слово. Хотя владей она такой возможностью от него бы уже остался один пепел. Каких объяснений она требовала? Ведь, что бы он сейчас не сказал ей, она ему не поверит. Разве не так? Разве молчание не лучший вариант? Он безмолвно наблюдал за тем, как она садится на диван и произносит слова, которые заставляют его сердце сжаться еще сильнее.
Макс вздохнул и снова опустил взгляд на фотографию в своей руке. Он подошел к дивану и сел прямо перед ней на коленки, заглядывая в глаза. Люблю. Почему же ты сомневаешься? Он поднял фотографию перед ее лицом и аккуратно разорвал ее указательными и большими пальцами обеих рук. Его губы растянулись в виноватой улыбке.
-Диана Каролина МакКлайн,- шепотом произнес ее имя, опуская подбородок на ее колени:- Эви просто мой друг. Я ее даже за девушку не воспринимаю,- он не сводил взгляда с ее глаз:- я вообще сейчас девушек не воспринимаю. У меня же есть ты,- улыбка исчезла, он стал серьезен и хотел, чтобы она это поняла:- На хрен всех,- его руки плавно обняли ее за талию:- Я тебя люблю,- громко добавил он.

+1

6

Птицы, наверное, счастливейшие создания мира сего. Они летят, дышат и выживают. Их крылья полны неведомой силы, а душа вольна, подобно морским потокам. Всё подчиняется этим животным: порывы воздуха, цунами и даже человеческая бессердечность, коя безмерно губительна и всепоглощающая сегодня. Мы им завидуем, хотя и не хотим этого признавать. Тихо и лицемерно таим обиду на всё живое, не осознавая собственной мощи и ничтожности. И только единицы, лишь хрупкие песчинки, выбившиеся из общего бега, могут услышать голос этой чудесной тишины. Природы. Время текло, а делать было нечего.
В попытках сбежать от своего настоящего, она искала отклик счастья в прошлом, в тех воспоминаниях, в тех отношениях, в трудностях, которые они вместе преодолевали всегда. Прошлое выбивало её из колеи, постоянно оседая на сердце, на плечах, утягивая вниз за собой. Но как бы она ни признавала, что это неправильно, Диана отчетливо понимала, что прошлое важнее настоящего. Важнее для неё.
Черт знает, сколько раз МакКлайн повторяла сама себе эту самую фразу - раз за разом эта мысль все крепла где-то глубоко в ее сознании, отчетливо давая понять одно единственно верное направление ее дальнейших действий. Но вот ведь незадача - когда она была готова окончательно распрощаться с собственной жизнью, отпустить ту единственную спасительную соломинку, за которую она, словно идиотка, хваталась в порыве собственного жалкого стремления к жизни, эта самая жизнь по велению злодейки судьбы подкидывала внезапный спасительный круг, который каким-то чудесным образом разом расставлял все на свои места, позволяя Ди вновь подняться, отряхнуть колени и двинуться дальше, подняв от земли уставшие глаза.
В такой момент ты просто могла сказать себе: "Все, хватит киснуть, соберись и двигайся дальше... да, было трудно, да было хреново, но теперь все может быть по-другому, теперь все действительно может быть хорошо..." И вот парадокс - это срабатывало.
Но чем дальше она углублялась в себя, чем больше новых препятствий появлялось на ее пути, тем все сильнее внутри Дианы укреплялась антивера...Тем сложнее было раз за разом подниматься, тем большую усталость и апатию ко всему происходящему она ощущала, тем все меньше и меньше хотела быть частью этого сумасшедшего и безумного мира, который порой вращался просто каким-то невообразимым и мучительно быстрым темпом, уследить за которым было практически невозможно.
Время, трудности, боль, обиды, душевные раны...все это мучительно больно хлестало ее по смуглому лицу, заставляя душу буквально выворачиваться наизнанку, не оставляя в ней живого места.
Хотелось кричать, но на это не хватало сил, хотелось убежать, да вот только колени предательски подгибались, не желая нести своего обладателя дальше. Она устала...просто чертовски сильно устала, что все трудности мира в очередной раз сваливаются на ее плечи, а сама МакКлайн попадает в новый круговорот из дерьма и неурядиц, которые теперь буквально взрывали ее собственный мозг.
Вот уже через пару мгновений Миллер подошел к девушке и присел рядом с ней на корточки. Максим начал рассказывать о своей любви к Ди.
Это прекрасное чувство обычно посещало меня лишь в минуты крайне сильного опьянения - когда все равно, что ты пьешь, ром или воду, когда потолок над головой плавает и переливается всеми цветами радуги - эйфория, что еще скажешь.
Шатенка хотела верить парню, ведь она и в правду завелась не из-за чего. Но откуда же это фото?
- Макс, тогда ты можешь объяснить откуда эта фотография и почему мне от незнакомого номера приходят смс-ки с твоими фото? - МакКлайн говорила уже более спокойнее.
Да, наверное она сейчас выглядела полной дурой, но Ди должна была знать.
Ди, а может хватит недоверия? - думала про себя девушка. - А вдруг и в правду кто-то решил подшутить над тобой? Может попробовать встать на его место?! Когда тебя отвергают, сомневаются в искренности твоих чувств, каково состояние, что ты чувствуешь? Злобу, неудовлетворение, обиду и немного жалости. Да, пожалуй последнее относится к скрытым чувствам, которые ты никогда не будешь показывать. Ты закроешь это чувство на замок, спрячешь ключ, чтобы чувство было доступно только тебе. Именно так и никак иначе.

+1

7

 Это были такие банальные слова с его стороны, но что он еще мог поделать в данной ситуации? «Вы можете хранить молчание, любое сказанное вами слово может быть использовано против вас». Единственные три слова, которые не могли, никак не могли оказаться ложью… Он никогда ей не врал. В этом просто не было смысла. Зачем? Даже когда они просто снимали вместе квартиру, когда она злилась находя разбросанное белье по гостиной, когда Макса доставала казалось бы нескончаемая классическая музыка, доносящаяся из ее комнаты во время ее вечерних репетиций. Будь то ссора, претензия, похвала или простая благодарность, он всегда говорил ей это в лицо. Как ни странно именно  с ней он хотел жить по этому глупому, но такому верному золотому правилу – поступай с людьми так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. Именно это отношение к ней всегда давало ему гарантию того, что она будет честна при любом раскладе.
И как бы данная ситуация не вредила их отношениям, пользу из нее можно извлечь. Макс не думал об этом правда сейчас, но возможно потом они оба когда-нибудь это поймут. Все эти мелкие неприятности делают их только сильнее. Любое их противодействие друг другу рано или поздно приведет к пониманию. Макс начнет ставить себя на место Дианы, понимать что она чувствует, что хочет сказать, пока слова еще не слетели с ее языка. Это ведь и значит быть одним целым верно? Банально до смеха, но сложно до слез.
Именно с ней он хотел оставаться сумасшедшим, для других он просто закроется. Макс хотел быть добрым только с ней, чтобы она знала его таким, принимала, поэтому сейчас ему было просто необходимо понять, будет ли она доверять ему?
Его лицо оставалось серьезным, ни мускул не дернулся, когда он произносил следующее:- Эту фотографию сделали на дне рождении Эви. Ты тогда кажется готовила какой-то сюрприз вместе с Адель. А кому надо присылать тебе смс,- из его груди вырвался сухой вздох:- тут хоть убей, я не знаю. Эта фотография даже на твите есть, мне кажется ты ее просто не заметила,- неосторожно произнес он, и только после понял, что сейчас чуть было открытым текстом не обвинил ее в невнимательности. – Не  обращай на это внимания,- покачав головой, он привстал и, потянувшись к ее губам, нежно и коротко поцеловал, одним лишь легким прикосновением. Не давай глупой ревности убить в тебе все светлое, все живое, все то, что я люблю. Его взгляд снова приковали ее глаза, как бы он хотел чтобы она никогда не плакала из-за него. Он никогда себе этого не простит, хоть и знает, что это будет неизбежно. Ведь ее доверие очень трудно заслужить. Доверия любого человека добиться очень сложно. Это не то, что делается по велению волшебной палочки и алкоголь тут не самый лучший друг. Это долгий болезненный процесс, полный множества испытаний, которые свалятся на их плечи.  И Макс готов выстоять их всех, лишь бы заслужить право находиться рядом с ней.
Этот проклятый и порой казалось забытый мир так сложен, когда дело касается любви. Казалось бы что может быть проще? Есть мужчина, есть женщина. Любите. Максу хотелось бы избежать всех этих сложностей и порой он даже допускал мысль, что хотел бы чтобы все было как в незапамятные время. Но чувство того, что те отношения были бы просто бездушными возвращало его на землю и заставляло проникнуться чувствами к настоящему времени. Ведь нет ничего плохого в том, чтобы постоянно совершенствоваться, особенно если ты не один. Особенно если рядом есть человек, который всегда будет кричать тебе «Вперед. Действуй».
С другой стороны Миллер вел себя немного эгоистично, он не пытался понять ее ревности. А ведь готов биться об заклад будь он на ее месте…Если бы ему прислали фото, где она обнимает Патрика, Макс бы разнес весь центральный Майами в поисках этого парня, хотя больше всего его все равно бы ранила она.
Он задался вопросом, кому это действительно было нужно? Кому было выгодно довести ее до такого состояния? Макс был уверен, что дело было не в каких-то любовных играх и прочей чепухе. План был в том, чтобы выбить ее из колеи. Вопрос дня: какой сволочи это могло понадобиться и почему именно сейчас?
Он взял ее ладонь в свою и, крепко сжав, преподнес к своим губам:- Мы с тобой разберемся во всем этом, верно?

Отредактировано Max Miller (2012-06-01 20:25:08)

+1

8

Многие девочки хотят оказаться в сказке. Жить в Королевстве, иметь крестную фею, встретить принца на белом коне и жить с ним долго и счастливо. Только многие забывают, что в таких рассказах всегда присутствует злая мачеха, которая всю малину как раз и портит.
Любовь. Самое светлое и сильное чувство, на которое только способен человек. А самое первое чувство, которое живет у тебя где-то глубоко внутри, которое ты можешь пронести через всю жизнь, сохранив в укромном уголке своего сердца, даже если свяжешь свою судьбу с другим человеком, которого так же будешь любить.
Я люблю. Больше жизни люблю Максима, моего Макса.
Жизнь так странно устроена…Совсем недавно Миллер был Диане самым близким человеком на земле, старший брат, с которым можно было дурачиться, который многому ее научил, плавно переквалифицировался в разряд лучшего друга. Трудно вспомнить переломный момент отношений. Наверное, в глубине души девушка всегда чувствовала, что она для него гораздо больше, нежели просто друг, но сама не знала, что испытывает к парню, пока в один прекрасный момент не поняла, что в его присутствии могу краснеть, как дурочка, что когда он целует ее в щечку, ее тело пробивает мелкая приятная дрожь, что его глаза гипнотизируют, а губы так и манят. Кстати, о губах. Стоило Ди их хотя бы разок коснуться, остановиться потом очень сложно. Они как магнит, нежные, теплые, горячие.
Ну на счет нежных ты конечно загнула…хотя первые несколько секунд бывает и такое.
С Максимом все так легко  и просто, все получается само собой. Это так легко, словно спать, расчесываться, ходить, просто мои губы, в точности повторяю движения губ Миллера, хотя часто бывает так, что и Ди сама начинает проявлять инициативу. Говорю же, странно он на нее влияет. А ведь все так нежно начиналось. За что МакКлайн любила Макса, так за его горячесть, какую-то несдержанность, если он что-то делал, то на полную катушку. Поцелуи с ним нельзя сравнить ни с чем в этом мире, это просто нужно чувствовать. И как Диана сочувствует всем, потому что им никогда этого не узнать. Губы парня стали требовательнее, поцелуй приобрел более несдержанный характер, словно размывающей все границы, существовавшие между влюбленными до этого моменты. Как же сложно держать себя в руках, когда Миллер позволяет себе такие вольности. Что значит контроль и как им пользоваться в такие моменты понять очень сложно, особенно нашей шатенке, когда действуешь в порыве чувств и эмоций. Ручки сами легли сначала на плечи парня, а затем и зарылись в его густых темных волосах, мягко перебирая их пальчиками, в то время как губы расплавляли друг друга своими пылкими прикосновениями. Как так происходит и почему, для Ди до сих пор оставалось загадкой. То ли это мастерство Макса, то ли такая реакция организма из-за нашей химии чувств, но весь ми снова начинал плыть перед глазами, ноги подкашиваться, а внутри летала целая сотня бабочек, приятно щекоча низ живота.
Господи, как хочется, чтобы таких моментов было как можно больше, а еще лучше, один, но продолжительный настолько, чтобы отрывались друг от друга только для того, чтобы покушать, хотя и это мелочи жизни.
Я летаю ... Я в раю! Макс, что же ты делаешь... Люблю... Мы сказали друг другу?
Сейчас это казалось так естественно, словно эту фразу мы говорили друг другу долгое время. Нет, конечно каждый из нас внутри себя постоянно озвучивал свои чувства, но вслух мы как-то не произносили. И вот сейчас это произошло. Внутри все кричало, прыгало, делало сальто, взрывалось миллионом фейерверков. Сейчас все волнение, пожалуй первый раз за все время, покинуло Ди, осталось лишь непреодолимое желание поцеловать своего парня. Нарушать идиллию очень не хотелось, и то положение ,в котором мы сейчас находились казалось таким идеальным, поэтому чуть наклонившись влево, и нежно поцеловала в щечку, плавно перемещаясь к его губам, при этом стараясь, чтобы он понял, к чему я веду и помог мне немного. Одной ручкой я обхватила любимого за шею, помогая тем самым добраться до его губ. Ура. Победа. Вот они.
Девушка немного успокоилась и решила вернутся к наболевшему вопросу.
- Конечно, милый! Просто мне интересно - кому это выгодно?

+2

9

У любви две грани. От неистовства, самоотречения, когда ты совершенно забываешь кто ты сейчас, кем ты был до ее появления в твоей жизни, тебя волнует лишь то, что происходит между вами и ничего более, — до дикой вольницы, когда вы срываете друг с друга одежду, чтобы забыться и в который раз потеряться в любви. От стыдливости, когда ты боишься сделать что-то не то, винишь себя – до безудержной распущенности, в которую погружаешься, когда плюешь на чужое мнение. Это были их отношения. Истинные, да. Полные страсти до потери сознания, как будто ты находишься под действием экстази. Так она действовала на его. Одурманивающе. Чуть больше года назад, она казалась ему замкнутой, закрытой словно сейф, охраняющий самый дорогостоящий бриллиант. Он чувствовал себя грабителем. Больше года он бился головой об толстую сталь ее стен. Он искал простой, примитивный путь, пока ему не раскрыли глаза. Диана не была какой-то девушкой из бара, которой достаточно два коктейля и трех стандартных комплиментов: глаза, тело, губы. Момент озарения дал ему намного большее, чем то, на что он рассчитывал. Ее душа. Как только он начал думать о ней, не как о предмете удовлетворения своих желаний, Макс будто изменился. Нет, она его изменила. И он уже был готов до конца жизни расплачиваться. Она сделала его лучше настолько, насколько это было возможно. А как он повлиял на нее?
Стоило один раз окунуться в омут,  и дорога назад для тебя уже заказана. Диана была именно тем самым тихим омутом, в котором Макс был готов повянуть с головой, да что там утопиться. И чертей в ней, поверьте, было не мало. Даже сейчас, один неловкий поцелуй, легкое касание разбудило в Максе какое-то дикое животное. Что ты со мной делаешь? Она, ее губы утягивали за собой, тянули куда-то на дно, где становилось тяжело дышать, а голова начинала кружиться. Нет, дышать казалось было просто невозможно. Он чувствовал, как ее руки легли ему на плечи, и что-то внутри сказало ему, что все слишком просто. Макс ожидал скандала, бьющийся тарелок, как минимум. Не сказать, что он был приятно удивлен, значит ничего не сказать. Он просто не мог понять, что сейчас играло внутри его Дианы. Да. Его Дианы. Тем не менее, что скрывать? Макс сам терял контроль над собой. Черт и в такой момент, когда он должен быть серьезным.
Ее рука на его затылке, она что-то говорит или ему показалось? Да к черту. Крыша уже снесло, а по телу, пританцовывая на нервах, гуляла эйфория. Быть может отдались Диана от него, хотя бы сантиметров на десять. Это бы хватило? Макс наивно полагал, что да. Но один запах ее парфюма, один взгляд, голос. Ее губы касаются его щеки, он улыбается и не сводит взгляда с ее глаз. Сейчас что-то будет. Зачем нужны разговоры? Все без слов понятно. Словно в предвкушении чего- то, он то задерживал дыхание, то снова жадно глотал воздух. Как томительно долго длилась секунда до слияния их губ. Второй поцелуй уже не был таким страстным. Так могло бы показаться, но внутри Макс понимал, что это было только начало. Сейчас они закончат разбор полетов, и Диана снова одарит его своими губами. Она поймала его губы в плен. Сладкий, томящий. Он плавно отвечал на ее поцелуй, стараясь незаметно отобрать лидерство. Спокойнее, Макс… Он старался не думать о себе, было сложно, когда уже по венам бурлила кровь.
Я горю..я чахну…погибаю….
И вот снова их губы отдалились друг от друга. С трудом. Внутри все неприятно заныло. Конечно, тяжело сдерживать неподконтрольные инстинкты, которые так и норовили захватить разум.
Макс прикрыл глаза на несколько секунд. Этого было достаточно, чтобы хоть немного придти в себя от нахлынувшего возбуждения. Диана, ты явно хочешь свести меня в могилу. Облизнув губы, он снова поймал ее взгляд своим. Переживает. Чтоб тот урод сгорел в аду. Нет, вначале я выбью эту дурь из его головы, а потом уже разрешу отправиться в самое пекло.
-Может тебе сменить симку? – наиболее подходящее решение, да и самое разумное, на которое он сейчас был способен:- Просто не будешь давать ему всем подряд. Преступника мы вряд ли вычислим, но хотя бы избавимся от таких вот инцидентов,- он ласково улыбнулся и накрыл своими ладонями ее лицо. – Любишь меня? – игривое настроение, которое возможно не совсем вовремя, давало о себе знать, и Макс совершенно забыл о том, как хотел завалиться спать после работы.

+2

10

Сейчас МакКлайн чувствовала себя так...как черт знает что...
Она даже толком не могла понять, что именно сейчас с ней творится - то ли это так играют внутри гормоны, отчего все ее тело буквально дрожало под натиском бурлящей внутри крови, которая, как назло стремилась прилить абсолютно не к тому месту, к которому надо. Может быть, она просто была сейчас одним из миллиона тех девушек, которые, по уши влюбившись в того самого и единственного, наивно полагают, что могут свернуть все горы, попавшиеся им на пути.
Диане иногда кажется, что все это просто сон...Бред ее воспаленного и измученного сознания. Нет, действительно, как еще можно объяснить тот факт, что на голову такой девушке, как она, свалился такой огромный мешок счастья, который оказался доверху набит всевозможными положительными эмоциями и новыми, ранее неизвестными ей ощущениями.
Она уже забыла, каково это: страдать, испытывать чувство боли и одиночества, потому что больше девушка никогда не будет одна - сейчас единственный парень на земле, который удерживал ее в этой жизни лишь только своим совершенным образом, так сильно прижимался к Ди, что она ощущала каждый изгиб его соблазнительного тела, могла чувствовать, как бьется в груди его сердечко, постепенно учащая свой ритм, но это не было волнением. Наоборот, она чувствовала возбуждение на каком-то физическом уровне - оно моментально передавалось девушке по каким-то тайным каналам, заставляя ее больную и буйную фантазию разыграться не на шутку. В последнее время Диане становилось крайне тяжело контролировать себя и держать в руках. Слишком горячими становились поцелуи, слишком сильно ей хотелось продолжения, слишком быстро менялось ее тело -  стоило лишь Максу проявить хоть какую-нибудь инициативу. Господи, ну о чем я только думаю?! Хотя стоп... я ведь думаю о собственном парне, о том, как нам хорошо вместе, о том, как я могу сделать нам еще лучше...Черт!
Иногда МакКлайн казалось, что она походит на какого-то ненормального извращенца с бесконечным зарядом неугомонного желания. Ди хотел его, безумно, буквально до потери памяти и собственного учащенного пульса.
Девушка уже была готова засмеяться от собственных мыслей, но вовремя остановилась, слегка повернув голову направо и нежно коснувшись губами щеки Макса, вдыхая такой приятный аромат одеколона.
Миллер тоже хочет меня... Ди знает это, чувствует и ощущает его возбуждение, как свое собственное.
И вот это райское наслаждение прервал голос Максима с ответом про решение проблемы.
- В принципе, можно и сменить ... правда интересно было бы узнать - кто это сделал. - ответила МакКлайн, не сводя взгляда от парня. - Ты еще сомневаешься? Сейчас увидишь, как я тебя люблю!
Диана коснулась губами его щеки, после чего опустилась к губам, нежно целуя их, поглаживая обнажившуюся спину парня своими руками. Однако ее пылкость и горячность как всегда вышла из-под контроля - она постепенно начала снова проваливаться в удовольствие, теряя власть и контроль над собственными действиями, углубляя поцелуй, заставляя их снова погружаться в страсть и желание с головой, полностью отдаваясь друг другу. И она чувствовала, как его руки скользят по ее спине, нерешительно теребя футболку. Мысль проскочила в определенном направлении, но она тут же откинула ее в сторону. Если он захочет, то сам стянет ее!
Быть счастливой на протяжении всей жизни…Кажется, что только безумец может о таком мечтать, потому что так не бывает. Жизнь – сплошная серая полоса, и лишь изредка в ней появляются яркие пятна под названием счастье.
А Диана вот - непонятное исключение. Она счастлива каждый день, каждую минуту, каждую секунду.
Интересно, он сам хоть представляет насколько для нее важен, как сильно она его любит и как боится потерять.
Дурочка. Ну, конечно же, он все это знает, он сам испытывает все-то же самое по отношению к тебе.
Так незаметно, но в то же время быстро наши отношения переросли из разряда дружеских в разряд романтических. Правда в последнее время я готова поспорить в разряд ли романтических они переквалифицировались…То что страсти и огня стало больше- однозначно.
И любимый читал ее мысли. Губы уже начинали приятно болеть, слегка покалывая от такой нашей бурной страсти, кровь уже кипела в венах, а дыханием можно было обжечь друг друга. Их поцелуй уже давно вышел за все пределы разумного и тем более приличного, сейчас даже язык не поворачивается вообще назвать его таким словом. Губы терзали друг друга существую отдельно от нас самих, кислорода не хватало катастрофически, но разве можно им заменить столь сладкое и желанное мгновение.

+2

11

Он не сомневался. Никогда. В чем угодно, в ком угодно, но только не в ней, только не в ее чувствах к нему. Кем она была для него раньше? Обычной юбкой. Дело в том, что необычной. Это было так нетипично. Их знакомство. Боже, как он тогда ужасно себя вел. Как он вообще мог быть таким идиотом?
Каждое ее прикосновение будто оставляло ожог на коже. Тысячи и тысячи кожных рецепторов сейчас просто сходили с ума и буквально ныли от жажды большего. Он скользнул одной ладонью вверх, по ее гладкой спине, заползая под ткань ее футболки, слегка поднимая ее за собой. Его дыхание перехватывает. Макс наклоняется вперед, ощущая тепло, исходящее от её хрупких ладошек на своем теле сквозь одежду. Как же она сейчас была не кстати, вполне ожидаемо проскочила такая мысль. Но даже в такой момент его не покидало странное чувство, чем-то отдаленно напоминающее совесть. Только вот откуда ей взяться в такой бесстыдный момент? А самое главное зачем? Точно, они ведь опоздают на какую-то вечеринку. Ему-то откровенно говоря было наплевать, только простит ли ему Диана? Его пальцы будто перебирая струны гитары, спустились от лопаток к талии девушки и мягко легли на неё. Они ведь всегда смогут остановиться?
Что за ересь вообще? Остановиться – это что-то из грани фантастики, вы не находите? Он позволил себе еще одну последнюю, единственную мысль, прежде чем полностью потеряться в поцелуе. Слегка склонив голову набок, чтобы углубить поцелуй, чувствуя любимые губы с непонятным приятным сладким привкусом. От них захватывало дух и появлялась дрожь в коленках, по телу будто разливалась нега упоительного наслаждения. И каким он должно быть сейчас будет идиотом, если отстранится. Легонько прикусив губу своей девушки, он начал тут же ее посасывать, смешивая ощущения боли и наслаждения, которые сегодня будут их соусом к десертному блюду. Да да, он уже был уверен. Он давно понял к чему направлялись их «невинные» поцелую. К тому же к чему и всегда. Погружение в сладкое забытие под натиском их страстной связи, игры, любви. 
Пусть каждый зовет это по-своему, только им одним дано понять, что это такое. Только они вдвоем могут находиться под властью этого без какого-либо ощущения стыда. Эти чары, наложенные на них…Он желал лишь одного, чтобы это длилось вечно, чтобы мир вокруг них разрушился. Не было ни работы, ни друзей, ничего, чтобы могло им хоть как-то помешать.
Он приподнялся на коленях, разрывая их поцелуй, с характерным и даже немного постыдным звуком. Но он и не думал отстранятся. Нет, даже мысли у него таких не было. Его губы касаются ее виска, рисуют дорожку до щеки и спускаются на шею. Он чувствовал себя ненасытным вампиром. Он хотел слышать ее голос, ее сбитое дыхание прямо около его уха. Вдыхая аромат ее волос, он продолжал терзать ее нежную кожу губами. Она самое главное, что есть когда-либо было у него в жизни. Самое важное, необходимое. Он не может позволить ей даже думать о том, что это не так. Макс был готов запереться вместе с ней в клетке, улететь на необитаемый остров, полностью забыться.
Когда? Действительно, когда она так сильно одурманила его? Когда он позволил себе сойти с ума?
Никакого сопротивления, даже жалкой попытки вырваться из его объятий. Он знал, что действовал на нее также. Вряд ли сильнее, потому что это просто было невозможно. Хотя возможно он исключал этот факт только как исключительный эгоист, верящий только в свои страдания.
Его руки плавно проскользили вверх, теперь уже напористо поднимаю футболку за собой. Однако, куда спешить? Макс отдалился всего на мгновение чтобы стянуть ненужную тряпку и откинуть ее в сторону. Побезобразничаем немного. Его губы растянулись в наглой улыбочке прежде чем припасть к ее плечу. Что это творится? Просто сумасшествие какое-то. Айайай.
-Не смей больше никогда допускать мысли, что я могу быть с другой,- неожиданно даже для себя выпалил он, поднимаясь к ее лицу. Он поймал ее взгляд, смотрел на нее серьезно, стараясь даже показать какую-то суровость. Хотя его-то глаза давно уже были затуманены. Люблю тебя. Два слова буквально таранившие его мозг, ощущения были такие, что он высек их где-то там.
Его пальцы осторожно приспустили лямку ее бюстгальтера, хотя сам он продолжал смотреть на нее, но улыбка при этом становилась намного шире, напоминая скорее даже оскал.
-Упс,- игриво приподняв брови, произнес он.

+1

12

- Хорошо, больше не будет не единой мысли! - радостно ответила МакКлайн.
Что самое важное в отношениях? Чувства? Да, это наверное одно из основополагающих составляющих любых отношений. Обязательно должна быть взаимность, притом не потому, что это твоя обязанность отдавать взамен что-то, а просто потому что самому хочется сделать для своей половинки абсолютно все, не прося ничего взамен. Доверие? А без него тоже никуда не уедешь. Ты можешь любить без памяти, делать для своего любимого все возможное и невозможное, но если  ты не в состоянии быть откровенным с ним, полностью доверить ему себя, свою жизнь, ваш общий мирок, то такие отношения долго не проживут. На самом деле это огромный пазл, который влюбленным предстоит собирать вместе. Кто-то сдастся, кто-то его рано или поздно соберет и получит в награду самое дорогое сокровище земли.
И вот рука Миллера проскользнула по ее плечу, зацепив лямку бюстгальтера.
- Ну, ты и шалун! - сказала Ди.
Лично у МакКлайн есть абсолютно все. Она любит. Искренне. Без памяти. Любит одного единственного парня на земле, ради которого готова абсолютно на все. Ди даже себя ловит порой на мысли, что ей не настолько важно быть рядом с ним, насколько знать, что он в порядке, и он счастлив. Не знает за что, если честно, но это ее чудо света тоже любит Диану, оберегает от всего, заботится, переживает. С ним девушка всегда чувствует себя в безопасности, доверяет ему так, как не доверяю даже родителям. Он всегда чувствует чего мне хочется и знает, как нежно, чтобы не задеть мои чувства, отказать в какой-то моей безумной шалости. Если честно, то она до сих пор не понимает, как он может ее любить.
Каждый согласится, что жизнь – это всего лишь одно мгновение, за которое хочется так много всего успеть, так много всего узнать, суметь понять, почувствовать, чтобы ни о чем не жалеть, чтобы ходить с высокоподнятой головой и говорить : «У меня это было».
Диана никогда в жизни своей не чувствовала ничего подобного. Если честно, она вообще с большим трудом представляла себе, как и что будет происходить дальше, она понимала что все самое интересное и в какой-то степени страшное еще впереди, от чего в груди появился небольшой нервный комок. Но сладкие губы, целующие ее так дерзко и настойчиво, волшебные руки, ласкающие ее спину- заставляли просто не думать ни о чем, а отдаться всем своим приятным ощущениям.
Сложно понять тем, кто никогда не испытывал подобного, но МакКлайн с уверенностью могла сказать, что она сама себе завидовала. Нежные губы, сильные руки, идеальное тело, плотно прижимающее ее к себе, удары сердца, отчетливо отдающиеся в ее собственной груди, прерывистое горячее дыхание на ее коже, от одной мысли об этом Диана уже готова потерять рассудок, речь и все связи с внешним миром, а теперь добавьте к этому еще и полное доверие, понимание, безграничную нежность, заботу, любовь, чувственность, страсть. Да она готова душу дьяволу продать, лишь бы все это ощущать как можно чаще, чувствовать любимого рядом, знать, что она ему нужна так же как и он ей.
Хотела ли Ди Макса? Да, безумно хотела.
Неожиданно, она оказалась плотнее прижала к телу любимого, его губы переместились к мочке ее уха, которая, как оказалось, является ее слабым местом, а руки сжали ягодицы. Все это в совокупности дало очень неожиданный результат для них обоих. Голова МакКлайн невольно сама отклонилась назад, а с губ сорвался едва различимый стон, ручками вцепилась в сильные плечи.
Любимый что-то сказал и сложилось впечатление, что последняя стена между ними рухнула и его больше ничего не сдерживает. В это мгновение Ди почувствовала его руку на своем колене, которая настойчиво двигалась в направлении ее живота, приятно надавливая на юбку…
Господи, Макс! что же ты творишь со мной?
Как же Диана любит Макса. Своего Макса. Она не представляет, что с ней будет, если она потеряет его.
Неожиданно, где-то внутри меня возникло непреодолимое желание, которое ,как мне показалось, сейчас было единственно верным, единственно важным.
Любовь – это самое прекрасное чувство. Но каким бы счастливым и безоблачным оно было, в ней всегда есть место для боли и горечи. Главное не дать друг другу в ней утонуть, и тогда можно стать по-настоящему счастливыми.

+1

13

Боюсь распугать стаю чёрных ресниц
И сорвать недозрелых ладоней бутон,
Пред тобою в молитве падаю ниц…
Боже! Ты без трусов - наверное, это лишь сон.
© Слот – Аве Мария

Порой он был невнимателен. Невнимателен настолько, что уведи прямо перед ним машину и он и глазом не моргнет. Что самое главное, он признавал свои ошибки. И хоть недавно брошенные в него обвинения задели его чувства и может быть даже достоинства, Макс осознавал, что это была его вина и до сих пор никак не мог перестать думать об этом. Это еще больше раздражало, хотелось отключить все мысли и просто поддаться желаниям и чувствам, но вы же знаете, как работает человеческий мозг. Именно он и является самым непревзойденным троллем и обламывателем если не в любом, то во многих делах.
Шалун? Он? Пожалуй да. С ней Макс действительно позволял себя вести как ребенок. Ребенок и его конфета. Сладкая, но с кислинкой. Именно это его больше всего привлекало в отношениях, в любви. Тебе не нужно претворяться, просто в этом нет смысла. Нет, ты конечно можешь попытаться играть роль, которая тебе не принадлежит, но чаще всего ничем хорошим это не заканчивается. Рано или поздно все тайное становится явным, и девушка уходит от тебя со словами «я полюбила другого тебя» или «я тебя просто не узнаю!» Поэтому в этом плане, Макс был приверженцем истинных взаимоотношений, в которых нет места играм. Ну…разве что ролевым, ахах. Хотя об этой странности, Диане пока знать было рано. И это не то, о чем вы подумали.
Врать и недоговаривать – абсолютно разные вещи. И отбросьте мысли о том, что можно просто недоговорить о сексе с какой-нибудь девицей. Чушь. Миллер знал, что у девушек на это был особый нюх, какая-то тайная интуиция. Девушки ведь на самом деле намного внимательнее, замечают каждую мелочь…Даже если твое настроение хоть на грамм изменилось не в лучшую сторону, это не уйдет от их глаз. Быть может они и не будут трубить об этом, но подозрение явно появится. Диана же была не такой, и пожалуй это было чуть ли не самой главной чертой ее характера, которую он любил. Она была прямой, всегда говорила то, что думала. Никогда не улюлила. В отличие от Макса…Он то всегда находил способ выкрутиться, чтобы не говорить людям о настоящих чувствах. С ней это не работало, конечно. Частенько ему казалось, что его читают как раскрытую книгу, делают какие-то пометки, думают «что бы еще такого натворить, чтобы раскрыть засранца». Глупо? Но придется свыкнуться.
Он любил в ней все. Начиная от игривого настроения и заканчивая тем, что она в ярости швыряется плюшевыми игрушками. Разве это не мило? Даже самую дурное настроение, ненормальные черты ее характера он переводил в плюсы. Он считал это уникальностью.
Любовь слепа?
Пожалуй это так. И чаще всего люди просто забывая об этом поддаются своим чувствам. С другой стороны, что в этом плохого? Поддаться. Даже если проиграть… Хотя о чем я? Разве в любви бывают проигравшие? Даже говоря о тех случаях, когда отношения рвутся со скандалом, когда нарочно люди причиняют друг другу боль, какой бы она не была физической или моральной. По сути оба человека становятся потерянными. Потерянными, но не проигравшими.
Влюбленные…Они были ими. Их чувства на пределе, голова в тумане. Прокляты, но не забыты. Как весь этот мир.
Вряд ли в языках есть слова, которые смогли бы объяснить как он любил ее, как он хотел ее. Постоянно. Везде и всюду думал о ней. Сгорал в агонии, в которую окунали его ее карие глаза. –Я могу стать хорошим, -предложил он, не сводя с нее глаз. Он медлил. Растягивал удовольствие, пытался накалить свое собственное желания до предела. Называйте это как хотите. Он человек, который страдает легкой формой мазохизма. Он проскользил ладонями по ее ножкам, добавляя к вышесказанному:- но разве такой я буду тебе нужен? – подмигнув, Макс снова придвинулся к ней. Его руки уже обвили ее талию, поднялись вверх к ее лопаткам, позволяя уложить шатенку на диван в более удобное для обоих положение. Более бесстыдное положение, позволю отметить. Оставив на ее губах короткий, но много говорящий поцелуй, Макс снов спустился к ее шее, лихорадочно целуя, поднимаясь к мочке ее уха, не думая о том, что ему еще влетит за оставленные налитые кровью отметки. Это будет потом. А сейчас мы живем только настоящим. Руки тоже не лежали без дела, Макс давно пустил их в пляс по ее совершенному телу, и вскоре они нашли пристанище на ее бедрах. Она отклонилась назад, даруя ему большие возможности. Ее томный едва слышный стон около самого его уха заставил его сердце колотиться чаще. Он пробудил в нем какой-то дикий аппетит. Тяжело сглотнув, Макс слегка приподнялся, упираясь одной рукой в спинку дивана, а другой чуть левее от ее головы. Он хотел видеть ее лицо в этот момент, когда она теряет контроль. Что может быть прекраснее? Быстро облизав свои губы, он жадно впился в ее собственные. Внутри пробудилось желание поймать каждый ее стон. И вот только эта славная мысль начала тешить его фантазию, как он вспомнил о такой несправедливости! Он понял, что ему сейчас мешало. В первую очередь одежда. Хотя с Дианой у них уже было довольно много ярких «проб» и в одежде, сейчас Максу хотелось всего… Он расположился на диване так, чтобы его коленки были основной опорой, а ножки Дианы находились между ними. Эдакая небольшая тюрьма для нее самой, чтобы не было путей отхода(хотя сомнений на продолжение их маленькой собственной премьеры не было). Итак, вновь приняв сидячее положение, Макс одной рукой стянул с себя футболку. Его взгляд снова гулял по ее телу, заставляя голову кружится, а все внутри просто сходить с ума, будоражить и без того больную фантазию.
-Хочу,- тот максимум, на который сейчас был способен его мозг. Слова куда-то испарились, голос тоже сел. Боги, эта девушка сводит его с ума. Вселенная сузилась в пределах этого дивана, все остальное просто растворилось, стоило ему вернутся к ней и почувствовать шелковую кожу ее тела частичками своего. Ее руки вцепились ему в плечи, заставляя тяжелому вздоху вырваться из его груди. Хватит, мазохист. Прорвалась разумная мысль, заставившая Миллера наконец перейти в наступление. Но даже под ее влиянием он не спешил…спешить. Его ладонь едва касаясь оголенной кожи проводила мыслимую линию от ее колена, вверх, к юбке, а губы уже утопали на ее ключице…

Отредактировано Max Miller (2012-06-05 11:35:11)

+2

14

Если так подумать, то сколько Диана была безвозмездно счастлива? Пару месяцев, ну максимум полгода - именно такой период времени ей обычно дается, чтобы не случалось никаких конфузов, неприятностей и прочей фигни, из-за которой ее жизнь начинает попросту катиться к чертовой матери. Может, там наверху действительно кто-то издевается? Вот так вот смотрит своими наглыми глазами вниз и с ехидной усмешкой ждет, пока МакКлайн споткнется в очередной раз о такую ловко поставленную на ее пути незаметную корягу. Честное слово, девушка безумно устала от всего этого.
Как же сильно нервничают люди, когда им предстоит важный день, когда они должны открыть новую страницу в своей жизни, способную что-то изменить. Страшно, но безумно хочется узнать, а что же будет дальше. Что хорошего может принести это неизвестное новое.
Ну, и денек! Столько встреч, столько новых знакомств, столько открытий … И столько неприятностей. Впрочем, как всегда. Люди такие, какие они есть и нужно воспринимать их во всем их трогательном несовершенстве, ведь в этом и есть секрет счастья. Не обидеть кого-то в ответ, не задеть за живое одними лишь словами может только добрый и чистый душою человек. Когда же и до них дойдет такая простая истина, которая уже давно крутится у меня в голове? Наверно, никогда… Что бы осознать всю изнанку этого грешного мира, нужно не становиться другим и менять себя, но родиться не таким как все и потом, превозмогая все трудности пути и все несправедливости жизни пытаться донести свои мысли людям. Порою, кажется, люди видят хуже, чем я. Ведь не видно же им других путей в разных ситуациях, которые так легко даются мне. Просто у некоторых уже заранее другое логическое мышление. И в чем-то им легче, в чем-то тяжелее, главное это быть самим собой, не равняться на других и просто существовать, стараясь как можно меньше нести с собой и своими делами вреда.
Тело безмолвно нервно дернулось, словно под электрошоком, однако, это вовсе не приводило Диану в сознание. Напротив, какая-то пелена тумана застилала ее разум, который отказывался мыслить хладнокровно и правильно. Ее вновь захлестнули эмоции и чувства. Это было такое чувство, будто внутри тебя что-то неожиданно обрывается нить. Хочется просто безмолвно упасть, словно тряпичная кукла. Просто молчать и чувствовать вкус этой соленой воды, которая жгла ее алые щечки. Хотелось просто исчезнуть, скрыться, раствориться в этом утреннем тумане. Вот так вот жизнь и ломает людей... Обычно, те, кто привык побеждать и чувствовать себя всецело принадлежащим этой вселенной, ломается быстрее. Ты привык решать однотипные проблемы и задачи. А здесь, злая штука-судьба, взваливает на твои плечи невыносимо тяжелый груз, который мы привыкли называть проблемой. А тебе непостижимо это решение, выполнение этого условия. Сначала ты пребываешь в состоянии некого ужаса, думая, что все это происходит не с тобой. Да и как оно может быть? Ведь ты всегда находил верные пути, а здесь, кажется, не предугадали указать тебе дорогу. Потом ты начинаешь искать пути выхода из сложившийся ситуации. Но чем больше ты думаешь и сомневаешься, тем быстрее ты начинаешь понимать, что выхода-то и вовсе не существует. Нет, несомненно он есть, однако увидеть его может не всякий. И ты, словно слепец по иронии судьбы, продолжаешь яростно ломиться в дверь, которая наглухо заколочена тяжелыми бревнами. И ты настолько уперт в своем решении сломить эту преграду, что даже не замечаешь рядом с собой той распахнутой двери, которая безмолвно ожидает тебя, чтобы закрыться, когда ты переступишь тот порог. Позже, когда ты обессилен, начинаешь приходить в отчаяние. Ощущение, будто весь мир отвернулся от тебя. Никто даже и не пытается тебя понять, прислушаться. Иногда, так не хватает простого общения, когда нужно просто выговориться. Выплеснуть всю ту боль, обиду и несправедливость. Выслушать нужный и дельный совет. А те, кого ты всю жизнь называл "друзьями" просто говорят в ответ: "Жизни учатся на своих ошибках... Ошибайся, девочка!".. Еще один злосчастный удар по лицу и самолюбию. Уже выбита земля из под ног, которая сдерживала тебя здесь. А теперь, ты просто находишься на дне какой-то огромной серой пропасти, где нет ни света, ни тепла. Нет эмоций радости, счастья. Все пропитано болью и тоской, одиноким отчаянием. Это словно мусорка ненужных душ, которые также сломались в один момент, как и ты.
Мисс МакКлайн была невероятна любопытна, ей очень хотелось знать, кто это решил так над ней пошутить. Но за всеми ласками Миллера - девушка уже не могла ни о чем думать.
В любом случае, если отбросить в сторону все физические до умопомрачения приятные ощущения, то внутри именно в этот момент происходит как раз то, что мы, так не раздумывая, называем счастьем. Короткое слово, которое мы даже толком не осознаем, когда произносим его по сто раз на дню. Но именно в тот момент Ди поняла его истиное значение - ты паришь, сердце вырывается из груди от переполняющей его эйфории, а внутри у тебя поселяются одновременно невероятная легкость и непонятно откуда взявшиеся силы - кажется, что тебе подвластно свернуть горы, и ты сделаешь это...сделаешь ради него...
Кажется, будто само время останавливается, будто пространство вокруг искажается и прячет тебя от постороннего, ставшего вдруг таким неважным, внешнего мира, позволяя насладиться лишь друг другом. И она наслаждалась, наслаждалась каждой секундой, которая плавно перетекала из ее распаленных до предела губ Макса. Они могли стоять так вечно, первый раз пробуя что-то неизвестное, таинственное, но такое манящее и влекущее, что остановиться попросту не было ни сил, ни желания.
Диана могла без перерывов слушать слова Миллера - для нее они были неким успокоительным. Девушка в эти минуты не хотела думать ни о чем, она просто хотела растворится ...
Максим ей еще что-то говорил, но это девушке уже было неважно ... Она была в раю. Но все-таки последнее слово донеслось до ее сознания.  Хочешь, говоришь?
- Я тоже. - наигранным голосом сказала Диана.

+1

15

 Вкус твоих губ
Сводит меня с ума.
Ты опьяняешь меня,
Ты – мой наркотик.
И этот вкус хмельного рая...
Я словно "подсел" на тебя,
Понимаешь?
(с) Перевод Britney Spears - Toxic

Знаете, это чувство, когда ты постоянно пытаешься что-то сделать, но нечто тянет тебя назад. Эта непонятная сила, влекущая тебя на дно, которую многие называют ленью или же просто неспособностью справиться с самим собой. Но даже если она окутывает тебя пеленой, ты не сдаешься, не опускаешь руки и продолжаешь упорно направляться к своей цели. А потом в один прекрасный день эта цель вдруг раз…Бац!…и достигнута. Для тебя это конечно не кажется обычным «Бац»ем, ты можешь оглянуться назад и увидеть все свои старания, труды, бессонные ночи…Так ладно. Суть в другом. Это чувство победы, когда ты чувствуешь себя царем горы, победителем всемирной олимпиады. Для полного счастья тебе не хватает только дурацкой оливковой ветви в волосах, но да пусть. Не так важны мнимые награды.
Именно это самое сносящее катушку от счастья чувство посетило Макса тогда, когда Диана впервые согласилась пойти с ним на свидание. Господи, как же это было глупо. К тому времени они уже переспали, и вроде даже как не один раз. Но, как сейчас принято говорить? По-пьяни же не считается? По крайней мере, они оба делали вид, что это именно так. Переспали да и ладно. Для него такая ситуация не в первой, а ей проще было обо всем забыть, нежели признать свою ошибку. Ну, а тут свидание. Тут другой уровень, некий lvl-up для нашего героя. Тут ты уже должен был работать головой… Миллер никогда не забудет этот момент. Она сказала «да». Как до жути просто, он слышал такое вот короткое согласие от девушек столько раз, что казалось оно уже потеряло свою суть. Только Диана была для него запретным плодом, который все оберегали, пытались скрыть от него, утаить. Именно тем, она и была привлекательна. Сперва.  Потом же все сменилось. Нет, не так. Кажется, изменился сам Макс.
Вообще, ему стоило задуматься над тем, что она принесла в его жизнь. Просто сесть и составить список. Что бы возглавляло его? Романтичность? Макс никогда не мог представить себя на месте всех этих слащавых героев глупых и предсказуемых мелодрам, которые скачут на коне с букетом из тысячи роз. Нет, он разумеется не стал таким. Иначе бы сама МакКлайн давно бы послала его к черту на куличики.  Ответственность? Да, пожалуй, это было фундаментом для «рождения» нового Миллера. Он стал думать о будущем, забыл принцип «живи одним днем», стал думать о последствиях. Самое интересное, что Миллеру нравился этот новый Макс.
Хотя до сих пор в нем упорно борются две личности, более взрослый Макс выигрывал если уж не по голам, то хотя бы по очкам. Ладно, отбросим этот бред. Сейчас Миллера волновала лишь Диана. Он знал, что она не успокоится на этом. МакКлайн была из тех личностей, кто оставит все как есть. Черт, как же это иногда его бесило. Но ведь не могло же в ней все быть идеально? Тогда Миллер бы чувствовал себя несовершенным, а это же такой удар по его утонченной и самолюбивой натуре.
И вот снова. Борьба двух его черт. С одной стороны ему хотелось остановиться и тут же начать выяснять, какая важная птица решила поиграть с их отношениями и подпортить им жизнь своим «немаловажным» вмешательством. Только так он смог бы успокоить свою девушку, да и успокоиться сам. Все-таки его слишком сильно волновала эта ситуация, хоть он и старался быть всем таким расчетливым и до потолка взрослым и рассудительным. А с другой стороны – он уже поддался искушению и завел часовую бомбу, которая вот-вот взорвется и охватит их обоих с головой.
Остановиться сейчас? Хах, миссия невыполнима. Да и сама Диана вроде не подавала ему никаких знаков нехотения. Или может его голова настолько одурманена одной лишь мыслью о происходящем, что он уже давно перестал понимать намеки и видеть дальше собственного носа, дальше собственных чувств и эмоций.
- Я тоже,- ее игривый голосок пробежался легким цепляющим электрическим зарядом по его позвонку. Не искусительница ли? Вообще в такие моменты, Макс принимал себя за послушного раба, а смириться с этим было ой как не просто. Он хотел удостовериться, что ничто больше не тревожит ее мысли. Только вот как? Порой он жалел о неспособности прочесть мысли у другого человека. Вполне полезная способность, не находите? Только тогда все было бы слишком просто. Не забыли ведь? Мы же психи, и нам подавай загадки и расследования!
Он чувствовал как диван под ними будто уходит куда-то вниз. Такое незаурядное спокойное чувство полета, которое приводило каждую клеточку тела в восторг.
-Шалунья,- произнес он, со стороны могло показаться что он разговаривал с грудью девушки. Вся в меня. Руки как-то по хозяйски уже легли на ее бедра, одна упорно ползла назад, поглаживая спину и подбираясь к «кубику-рубику» - застежке лифчика. А что? Теперь он больше может не скрывать своих честных намерений. Только диван его не слишком устраивал, но Диана вроде была не против. Так давайте попробуем что-нибудь новое.
Чувствовать, как человек рядом наслаждается процессом, а уж тем более если процесс ведешь ты..вот оно счастье,- подумал он двумя пальцами пытаясь нащупать эти маленькие хреновины. Ну а как их по другому назвать? Они перекрывали ему доступ к самому желанному. Сердцу…ну, и груди, чего уж таить греха, его любимой Дианы.

офф

лично мне это показалось безумным бредом)

+2

16

but nothing's greater
than the rush that comes with your embrace
and in this world of loneliness
i see your face

Диана уже давно просыпается с мыслью о том, что она -  самая счастливая девушка на планете. Нет, правда. Стоит ей только открыть глаза, как она тут же представляет себе его лицо, слышит его голос, произносящий ее имя, чувствует его прикосновения. Максим Миллер. Кажется, она никогда так в жизни не любила. И пускай она толком не знает, что такое любовь, пускай она, кажется, ни черта в этом не понимает, ей все равно хорошо, потому что она знает, что он рядом. Какая ей разница, что говорят, что еще будут говорить сотни людей? Она любит, ее любят, а остальное пусть останется на заднем плане. Говорят, влюбленные люди эгоистичны. Боже, она так хорошо понимает, что это так. Ди эгоистична сама по себе, трудно представить, какова же она сейчас, когда любит до потери пульса. Сколько уже прошло? Кажется, два года. Невероятно, она любит его целых два года, и до сих пор девушка боится, что когда-нибудь он уйдет. И плевать, что она сотни раз выгоняла его сама, что не хотела даже слышать о нем, избегала встреч с ним. Все это было лишь игрой, все это были испытания времени, на самом же деле, Ди хочет все время быть рядом с ним. Какой бы она ни была, как бы тяжело с ней ни было, он терпел ее. И пускай Диану осудит Бог, но она будет наивно и свято верить, что это лишь потому, что он любит ее и никак иначе.
Диана бы так хотела, чтобы этот миг никогда не заканчивался. Чтобы эта любовь, которую они так долго взращивали, которую так долго лелеяли, чтобы она всегда была в их сердцах. Ты слышишь ее? Приложи руку к моему сердцу, она бьется где-то там. Пресловутые бабочки, которые заставляли меня всегда лишь смеяться, стоило мне лишь услышать, как кто-то из моих подруг говорит о них? Да, черт возьми, эти самые пресловутые бабочки, порхающие в животе, не желающие, никак не желающие переставать трепетать крыльями. И пусть только попробуют, я же умру без них. Умру без тебя. Помнишь, как мы познакомились? Кажется, тогда мы не понравились друг другу. Ты - один из самых популярных парней в школе, девочки вокруг которого так и вились. Мне тогда показалось, что ты пропитан пафосом, что ты наслаждаешься этим вниманием, что никто тебе не важен и ничего тебе больше не нужно, кроме этого самого внимания. Какой я была глупой. Я - одна из самых популярных девушек, с которой мечтал бы встречаться практически каждый парень в нашей школе. Я, наверняка, казалась тебя напыщенной, эгоистичной, отравленной роскошью девушкой, которая никогда не будет с таким, как ты, а значит, она тебе и не нужна. Мы были глупцами, знаешь. Оба не понимали, что в тот миг, как наши глаза встретились и мы смерили друг друга презрительными взглядами, все было предрешено. Сколько нам хватило, чтобы понять это? Не так уж много, как мне кажется. Прошло совсем немного времени, и я поняла, что отпустить тебя - выше моих сил. Что быть без тебя - выше моих сил, что любить кого-то кроме тебя - выше моих сил. Ты ведь меня всегда умел менять. Всегда делал меня мягче, проще. Ты любил меня, и я гордилась этим, но это не делало меня еще более стервозной. Это возносило меня на седьмое небо, но я не чувствовала себя выше других. Мне просто было все равно, что там происходит с другими. Я, кажется, могла, если только очень захотеть, научится летать. Летать туда, где ничего и никого больше нет, кроме тебя и меня. Никогда не думала, что смогу быть настолько романтичной, чтобы проводить такие аллегории, но вот она я, рядом с тобой. Твоя родная Кристина, которая всегда будет с тобой. Знаешь, я ведь невыносима. Не понимаю до сих пор, как ты меня терпишь, как выносишь все мои заскоки, как не разучился еще за сотнями масок видеть меня настоящую. Многие ведь разучились, многие так и не сумели. А ты мог, ты останавливал время для нас, ты делал все, чтобы я была счастлива. Скажи мне, что это, ведь я сама боюсь сказать тебе это. Боюсь сказать, что люблю, даже если знаю, что это так. Знаешь, я ведь самой себе не признаюсь, что боюсь, что все это разрушится. Я ведь Диана МакКлайн, уверенная в себе и во всем, что меня окружает, уверенная в завтрашнем дне, в людях, которые рядом со мной. И я уверена в тебе, но я не уверена в том, что такая как я сможет быть рядом с тобой. Сможешь ли ты терпеть меня такую еще долгое время? Говорят, любовь сильнее любых преград. Докажи мне, Макс. - в голове Ди происходил сейчас некий разговор с самой собой.
Ди лишь улыбнулась, когда он остановил ее, приложив палец к губам, а затем поцеловал. Нужны ли были еще какие-то слова? Конечно, нет. Она буквально слышала, как он говорит ей, что любит, хотя он и промолчал. Она чувствовала его, она слышала его внутренний голос. Потому что сама любила. Они словно были связаны какой-то невидимой нитью. Раньше Ди думала, что так бывает только в кино, раньше она смеялась в лицо тому, кто кричал о неземной любви, клялся в невероятных чувствах и свято веровал в то, что любовь до гроба существует. Теперь Диана - одна из таких людей, как бы это смешно ни звучало. И теперь уже она верует во всю эту ерунду, потому что, каким бы бредом это ни казалось, с ней это происходит наяву.

офф

прости, какой-то бред вышел ...

+2


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Ревность — болезнь со смертельным исходом.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC