Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Гордость, пофигизм, сарказм, ирония...О! Так это ж Миллеры!


Гордость, пофигизм, сарказм, ирония...О! Так это ж Миллеры!

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://25.media.tumblr.com/tumblr_mb0lf3r5fj1qbpav3o3_250.gif


•Гордость, пофигизм, сарказм, ирония...О! Так это ж Миллеры!•

июнь 2005 • Дом Миллеров. Амстердам

Макс Миллер• Айрис Миллер

Возвращение Макса из военной академии оказалось вовсе не таким, как хотелось. Ни тебе торта, ни фанфар...Нет, все это конечно было, да вот только сестренка попала в очередную переделку.

+2

2

Поездка в автобусе это всегда так утомительно, не находите? Особенно если ты едешь через всю Европу, и большая часть дороги ведет через сомнительные деревеньки. Да, кажется именно в таких снимают второсортные ужастики с похищением девственниц и приношением в жертву ни в чем не повинных коровушек. Тешила Макса только одна мысль – еще немного и он окажется дома. Только подумать, год назад он со слезами хватался за мамкину юбку и умолял не отсылать его к черту на рога. Но приговор старшего Миллера был суров, а в их семье всегда так: накосячил – плати. Что ж косяк то действительно был серьезный и тут выбор был не велик: либо академия, либо исправительный лагерь для малолетних преступников. Ох, не будем ворошить темное прошлое. Возвращение домой, в родные стены, это всегда было каким-то особенным ритуалом, приносящим особый прилив чувств. Только теперь ему не придется лезть по винограднику, дабы не попасть под грозное око отца. Сейчас его там ждут. И что было самым важным, его ждет малышка Риса, собственно из которой и был весь сыр-бор.
Проведя рукой по уже отросшей шевелюре, Макс блаженно улыбнулся. Они сильно изменились? Родители конечно вряд ли, но вот сестра-то наверняка. Может, его молитвы были услышаны, и сестренка перестала путаться со всяким отрепьем, ведь главный индюк-затейник, в лице ее старшего и ни на что толком негодного брата, свалил? Хотя чего уж там, мама уже успела нажаловаться, видимо бунтарство у нас в крови. Но не отправлять же и девчонку в академию? Нет, что вы. Ей определенно не пойдет быть лысой.  Усмехнувшись, он накинул на голову капюшон. Еще немного. Вот их скромная махинка подъезжает к автовокзалу, осталось лишь пересесть на другой автобус и всё.
***
Что ж их домэло мало чем изменился, разве что заборчик перекрасили в не менее отвратительный цвет. Раньше он вроде был зеленым, теперь - тошнотно желтым. Отовсюду веяло бархатцами. Кажется, этот запах преследовал его повсюду, запах любимых цветов матери. Ностальгия – это, конечно, приятно, но не когда в твоем животе раздаются жалкие урчания. Но он все равно не спешил, подарил себе еще несколько мгновений «свободы», ведь стоит ему переступить порог дома, как чувство скуки исчезнет, и он скоро снова начнет ненавидеть все и вся в округе. В столовой горел свет. О, значит, все-таки будет пиршество, это заставило поторопиться.
Несколько коротких, но уверенных стуков в дверь. За нею слышатся шаги и какие-то перешептывания. Только не это. Давайте без выкриков «сюрприз!» и без туевой сотни родственников, которые захотят потискать «бравого молодца» за щечки. Такое сборище грозит продлиться как минимум неделю, а Макса вновь будет преследовать постоянное желание выпить или накуриться, да что угодно сотворить лишь бы не было так мучительно слушать рассказы о том, кто и что купил и кто чем заболел. Обреченно вздохнув и натянув измученную улыбку на лицо, Макс дождался, когда дверь, наконец, распахнулась. А дальше шум, гам, неумолкаемый звук трещотки, выкрики «с возвращением». В действительности все оказалось не так страшно. Приехал только брат матери, его жена и малыш Энди, последнему Макс был несказанно рад. Неловкие объятия с отцом, а потом со всеми по кругу. В комнате отсутствовали двое, причем самых важные…
-Пап, а мама…,- кажется, вопрос Макса читался в глазах, иначе бы Миллер старший просто бы не указал пальцем на второй этаж с видом, мол «иди туда сам, а то я уже получил» . – Всем спасибо, я быстро,- потрепав Энди за волосы, парень бросился на лестницу. Не уж то еще один сюрприз?

+4

3

-Айрис Карен Миллер, открой дверь немедленно! – настойчивый голос отца. Фуфуфу! За что меня полным именем то? Он стучит в дверь со злобой, казалось она вот-вот сойдет с петель. Было страшно, но это чувство не сравнить с болью, которую ей недавно пришлось стерпеть. Что им всем от меня надо? Это было мое решение. Айрис подперла дверную ручку спинкой стула, так на всякий случай. Вдруг они все же найдут запасной ключ от ее комнаты, а так у нее будет хотя бы несколько лишних минут, чтобы выпрыгнуть в окно.
-Рис, малышка, мы с папой не будем ругаться, - подозрительно добрый тон мамы вызвал у девушки лишь смешок. Ну да конечно. Еще скажи, что вы меня по головке погладите и денег дадите на вторую. Она осторожно коснулась шеи и тут же зажмурилась от шипучей боли. Принятые ею обезболивающие несильно то помогали.
-Дорогая, это все акция протеста. Я понимаю. Но зачем уродовать красивое женское тело, данное тебе природой? Надо было сказать раньше. Мы бы сходили к психологу, и он бы помог тебе решить все твои проблемы,- ее мама сейчас чем-то напоминала доброго доктора, ну, или она пыталась таким выглядеть. А ну отлично. Значит, я псих и мне срочно требуется дипломированный специалист? А то, что мне 16 и это называется переходный возраст ты забыла, да? Захотела и набила, захочу потом – сведу. Что за хрень из-за одной маленькой просто милипусечной несчастной татуировки? Тем более ничего уже не поделаешь, так что пусть орут сколько хотят.
-Да бес в нее вселился! Говорил я тебе, надо было ее в церковную школу отдавать, как только Макс уехал!Ох, еще лучше! Меня и в церковную школу? Он пьян? Давайте лучше  вызовем экзорцистов и устроим массовое сожжение меня на заднем дворике, вот соседи-то порадуются, что никто больше не будет злить их малютку добермана! 
Айрис тяжело вздохнула. Подделать родительское разрешение это полдела, а вот разбираться с последствиями… Как-то о них не думалось. Покричат, побуянят и успокоятся. Не выгонят же они дочь из-под крова из-за такой шалости? Да и тату всяко лучше того, что она задумывала в начале. Плюс его всегда можно прикрыть волосами, все продумано, предки, не наводите кипиш.
-Макс приехал, пойду вниз. Решай тут сама, - его голос стал тише, заставил прислушаться. Макс! Айрис широко улыбнулась и поднялась с кровати. Он-то разгонит этих церберов. И как она могла забыть? Какое сегодня число? Разве он не должен приезжать на следующей неделе? Так вот зачем сюда приехали эти занудики! Столько мыслей хаотично появляющихся вопросов-ответов. Он вернулся. Теперь тухлая обстановочка в доме, в которой она прожила, которую он терпела целый год, наконец исчезнет. Ей на смену придет его заразительный смех и хитрющий взгляд от очередной сумасшедшей затеи. Год. Она надеялась, что хотя бы для него он пролетел быстро и не так мучительно. С первого этажа до ее ушей донеслись крики, заставившие ее тут же выпрямиться, а сердце застучать сильнее. Уже здесь. Взгляд метался по комнате, она не знала, что делать. Выйти туда, надеясь на то, что отец отложит казнь, не слишком ли глупая надежда, если он устраивал концерты даже во время дней рождений?

+3

4

На лестнице никого не оказалось, так что теория Макса о спускающейся по ступенькам сестре с огромным тортом в руках канула в лету, собственно, как и предположение, что этот вечер пройдет не по традиции семейства довольно тихо, мирно и без летающих вилок, ложек, копий и иже с ними. Заметив мать, стоящую чуть ли не в обнимку с дверью в комнату сестры, парень улыбнулся. Скажете, это ненормально радоваться такой сцене? Да, возможно вы правы. Но вернувшегося Миллера несказанно счастливило то, что его семья за пролетевший год мало чем изменилась. Судить рано, но пока все факты на лицо.

-Мам? – неуверенно произнес он, продвигаясь к цели. Женщина тут же обернулась на его голос. Под ее взглядом сразу захотелось сжаться, почувствовать себя беспомощным, уповая на то, что она защитит, хотя сейчас и защищать то было не от чего. Просто то чувство, когда ты находишься под чьим-то крылом, под невидимой, но ощутимой защитой, самой сильной из всех возможных в этом мире. Он так по ней скучал, что только сейчас осознал, как долго длился этот год, и как он рад, что наконец-то дома. Их объятия длились недолго, им помешал лишь крик отца, предупреждавший о том, что если она сейчас не спустится вниз, то вместо пирога у них на десерт будут угольки с вишневыми сливками. Получив еще несколько поцелуев в обе щеки и лоб(для чего ему пришлось слегка нагнуться и заметить ее добрую улыбку еще раз), Макс проводил маму до лестницы и вернулся к двери. Из комнаты сестры доносилось ровным счетом ничего, что само собой было крайне подозрительно. Только бы без ее нелепых приколов. Осмотрев дверную раму на наличие подозрительных веревочек, Макс ухом прижался к самой двери. Тишина. Хм. Полагать, что она выскочила в окно в день его приезда было как-то не по-семейному, плюс они довольно мило переписывались последние месяцы, отсюда следует, что она больше не злится за то, что Макс «кидала и сволочь, оставляешь меня на съедение этим гиенам»(так она ласково называла родителей в период, когда те особо обозлевались на ее поведение и непослушание).

-Айрис Карен Миллер, не соблаговолите ли Вы отпереть дверь и впустить своего старшего брата? – подражая типичному поучительному тону отца, спросил Макс, едва сдерживая улыбку. Его столько всего волновало в данный момент, начиная от того, повзрослела ли сестра, заканчивая причиной ее «уединения» в своей обители зла. Но чтобы выпытать данную информацию нужно вначале втереться в доверие или хотя бы разрушить преграду, а потом уже воздействовать на нее своим «взглядом убийцей», как его прозвали в академии.

Что же такого могла натворить его сестра? Стоит исключить типичные заезженные ночные побеги к дружкам, нападение на соседскую собаку и прогуливание школы, иначе заперли бы ее сами родители. Так что сия комната сейчас была скорее крепостью, нежели чем клеткой для удержания зверя. Интересненько.

-Риса, - еще одна проверка связи,- не забывай, откуда я вернулся. Я могу и дверь выломать, - снова приложил уху к двери. Кажется, послышалось шевеление. Видимо малышка Айрис еще не осознала всей тяжести того, чего же она лишится. – А дверь – это не только привилегия, но и твоя единственная возможность запереться,- короткая пауза…:- и не видеть того, как отец по ночам бегает вниз за сливками для нашей маман, если ты понимаешь, о чем я, - и нокаут. Кто же подумал, что ночные вылазки Миллера старшего смогут когда-нибудь послужить на благо их семье, а не только на удовлетворение потребностей миссис Миллер. Главное сейчас было самому не представлять эту жуткую картину. Хватило ему как-то столкнуться с отцом на первом этаже. Он возвращался с пивной вечеринки пьяный в стельку, а отец крался по лестнице в таком виде, котором лучше детям никогда не видеть родителей. Бурная же была ночка.

Отредактировано Max Miller (2012-11-04 20:01:35)

+3

5

Так странно было снова слышать его голос. Повзрослевший, немного осевший(а может виновата во всем дверь?), но это был определенно Макс. Не то чтобы она узнала его тембр и тон из тысячи, скорее всего это были родные обороты его речи. Все именно так, как она любит: крупицы братской любви, капельки обеспокоенности, долики сарказма и желание в очередной раз напомнить о том, что он старше –взболтать, но не смешивать. Да, детка. Это он. Твой бро наконец вернулся. Все внутри кричало и капитанило, а Айрис боялась пошевелиться. Не оттого, конечно, что не хотела поскорее обнять брата, что за глупости. Ей просто хотелось досидеть до конца его внушительной речи. Вернулся из военки и строишь из себя крутого парня, да? Тихонько перекатившись к тому концу кровати, что был ближе к двери, Риса навострила уши. Сердце билось учащенно, но не болезненно. Разум уже просчитывал будущие глупости.

Выломаешь дверь? А куриное крыло свое не повредишь? Она с трудом верила в то, что он способен сотворить не что такое, даже располагай он такой силой. Хотя судить о его физических способностях до встречи с ним она не могла, но сомнения по поводу того, что в академии этот парнишка не отмазывался от гантелей и гирек, так и витали в воздухе, тут же разряженным высказыванием о забавах их родителей. Фу. Неприятный холод по спине от жутких воспоминаний, она лишь единожды сталкивалась с подобным поведением Миллеров старших, но с тех пор побаивается выходить из комнаты по ночам, а сбегает только через окно, а никак не через парадную дверь и на цыпочках. Может, это конечно безрассудно, но психологическое здоровье ей было важнее нежели получение некоторых увечий от лазания по винограднику.

Девушка смачно спрыгнула с кровати(нужно же напомнить тем кто снизу об ее существовании) и подошла к двери. Зараза. Только приехал, а уже 1:0 в твою пользу. Скинув немного волос вперед, чтобы бинты на шее не сильно бросались в глаза, она открыла дверь и с типичным взглядом «я ненавижу тебя» уставилась на брата. Правда этот взгляд тут же сменился на  удивленно-офигевший. –Кто ты и зачем съел моего хилого братаа? – криво улыбаясь, иронично спросила она, продолжая с гордостью усматривать тело брата. –У вас там все такие в академии? А им, - она сделала паузу и подняла глаза, наконец встретившись взглядом с Максом, - там помощница случаем не нужна? Согласна даже полы мыть! В душевых и спальнях...– выпалила она. Несколько раз усиленно поморгав, она протянула руку и ткнула пальцем братца в грудь. – Ниче так. Кажется я что-то забыла. Ах, да, я так скучала, - неловко было как-то обнимать его после случившегося, а представлять о том, что он теперь там возможно думает, вообще не хотелось. Так что девица каким-то скомканным движением похлопала его по плечу. Да уж.  С таким теперь точно не борешься.

Увидеть его самодовольное лицо. Этого так не хватало весь год. А чувствовать, что она вновь не одна. Просто неописуемо. На ее стороне теперь был серьезный напарник, если конечно родители не придумают, как переманить этого Халка. Все это, конечно, было очень преувеличено. Но по сравнению с тем цыпленком цыпой, на которого девушки западали только из-за голубых глаз и умения пикапить, теперешний Макс был действительно внушителен во всех пониманиях. – Давай, проходи. Предки уже небось настучали. Ничего, что я украду тебя минут на 15. Скажем им потом, что ты провел со мной разъяснительную беседу о том, что такое хорошо, а что такое плохо, - буквально втянув его в комнату, Рис тут же снова подперла ручку спинкой стула.

+4

6

Честно говоря другой реакции Макс и не ожидал, наверное поэтому стоило ему услышать как кобылка соскочила с дивана, он тут же натянул на себя самое самодовольное лицо из всех возможных. Улыбка чуть ли не до ушей, когда чувствуешь как сводят нервы, взгляд победителя и, как завершающий элемент, скрестить руки на груди, чтобы результат тренировок был сразу виден на выступающих мышцах рук. Он сам и понятия не имел насколько сильно изменился до тех пор как им раздали их выпускной альбом, и Миллер мягко говоря был в шоке. И это даже не от кардинальных изменений, а от отсутствия логичного ответа на вопрос: как же ему удавалось водиться с королевой класса?
Что ж…дверь открывается. Из-за нее тут же выскакивает Айрис, эмоции на лице которой можно прочитать безо всяких там способностей Доктора Лайтмана. Боги, какая же она мелкая, на глаз так и не скажешь, сколько времени прошло с их последней встречи. Сестрица действительно выглядела так, будто провожала его в поезде до Лондона вчера. – Считай меня моей улучшенной версией, систр, - усмехнувшись, пропел он, показывая сестре язык. По крайней мере характер ни на грамм не улучшился, отметил он про себя, тут же добавляя, что он несказанно этому рад.
Слушая ее забавные реплики(которые он воспринимал как комплимент своей персоне) одну за другой по поводу, Макс начал отмечать некоторые внешние отличия теперешней Рисы. Во-первых, увеличилось количество «дырок» на лице, и как он сразу не ужаснулся? Зачем нужно было портить вторую бровь, только не говори, что она чувствовала себя ущемленной по сравнению с соседкой. Зато она убрала эту жуткую цепочку, которая соединяла пирсинг на губе с сережкой в ухе. Во-вторых, за ней виднелась ее комната, которая(ВНИМАНИЕ!) находилась в порядке! Конечно, не стоит делать такого поспешного вывода ведь у нее под кроватью может жить какое-нибудь чудовище из комков пыли, но на первый взгляд… Взрослеешь. Выводы относительно Ирис были примерно таковые: проблемы с таможенным контролем в аэропорту остались, зато теперь можно не боятся входить в ее комнату.
-Ауч. Ты че творишь? – возмущенно воскликнул он, когда сестра ткнула его пальцем, и лишь потом до него дошел комментарий. В то, что она скучала, верилось охотно, что не могло не льстить ему еще больше, хотя чего скрывать Макс тосковал по ней явно не меньше. У нее тут свои казармы, у него были свои, так же как у нее родители, у него тоже свои «жандармы». – Я тоже, - тихо произнес он, когда та похлопала его. –А это еще что за фигня? – покосившись на собственное плечо, Макс перевел взгляд на нее. Все объятия брату, который отчаянно отжимался каждый день и учил уроки? Не пойдет. Он хотел было развернуто возразить ей, но был нагло захвачен в плен. А как по-другому назвать то, что она заперла его с собой в комнате? Не иначе как пытка, ахах.
Парень, медленно кивнув, сам не понимая на что он там только что дал согласие. - Погоди-ка, а к чему такие серьезные меры? – наблюдая за тем, как сестра заботится об их уединении, Макс чувствовал некое волнение. Что же у них все-таки тут произошло? И что за воспитательная беседа? До него только сейчас начала доходить суть ее слов. Неужели родители действительно считают его настолько серьезным старшим братом? А почему Айрис ведет себя так, будто они уже состоят в сговоре? И почему ему никто не доложил о том, что он станет чуть ли не центральной фигурой в очередной разборке? Вот уж дудки. Если предки реально решили влиять на Рису через него – это не то, что стремно, это отвратительно. Может, он сам и изменился в более разумную сторону, но это никак не значит, что он станет пропагандировать это маленькой сестре, у которой еще шило в одном месте не навертелось. Надо будет определенно с ними об этом поговорить. Не будь сегодня других родственников, он бы сделал это прямо сейчас(портить праздники в семье Миллеров – это в быту).
Он прошел вглубь комнаты, отмечая, что на шкафах почти не осталось плакатов с уличными бандами, а стену, которую они два года назад разрисовали граффити, закрыли каким-то полотном. Улыбнувшись одним уголком губ, Макс повернулся к сестре, когда дошел до ее рабочего стола, и уселся на краешек, снова скрещивая руки на груди, теперь уже стараясь казаться серьезным. –Ну, выкладывай. Что ты там натворила? Давай с самого худшего, но тем не менее возможного. Участвовала в угоне авто,- он начал загибать пальцы, произнося один или другой вариант произошедшего, - в поджоге ларька, завела себе тридцатилетнего хахаля, танцевала стриптиз в школьной столовой? – ожидая ответа, он не сводил глаз с лица сестры.  Давай же, посмейся и опровергни все версии, ну или хотя бы уголовно-наказуемые, сестру-стриптизершу я еще переживу.

+4


Вы здесь » Miami: real life » Archive » Гордость, пофигизм, сарказм, ирония...О! Так это ж Миллеры!


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC