Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Apartments » Mr.J apartments.


Mr.J apartments.

Сообщений 31 страница 43 из 43

1

Приветствую тебя, гость!
Коли ты попал сюда, то будь осторожен - заплутать в этих "дебрях" очень легко, но я тебе расскажу, как быть и куда пойти.

Коли Вы только пришли, значит Вы видите прихожую и множество дверей. Погодите, не торопись, Вам нужно осмотреться.

http://penthouses.com/wp-content/uploads/2009/08/picture%202.png

Первая дверь налево - гостиная

http://www.property-report.com/wp-content/uploads/2011/12/living-room-night-shot.jpg

Вторая дверь налево (это та, что за зеркалом) - кухня

http://www.real-vancouver.com/wp-content/gallery/28-powell-street-vancouver-penthouse-lofts-condos/1kitchen2_low.jpg

Прямо по коридору, левая дверь - гостевая спальня

http://www.corinthia.com/Global/CH_London/CHL_new_images_794x386/New_Signature_Suites/New_Images_April_2012/Hamilton_Penthouse/CHL_Hamilton_Penthouse_Bedroom_794x386.jpg

Прямо по коридору, дверь справа - гостевая ванная комната

Что тут показывать? Ванна как ванна)

Если Вы успели заметить, то справа в прихожей есть лестница, ведущая на второй этаж. Поднимаемся и попадаем в очередной коридор.

http://3.lushome.com/wp-content/uploads/2011/10/parisian-interior-design-architecture-penthouse-apartment.jpg

Первая комната слева - что-то в роде гостинной-кабинета

http://www.escalabuilding.com/images/media/amenities3b.jpg

И отсюда - выход на балкон

http://static4.vipasuite.com/resources/dyn/files/784690zcdfd9621/_fn/penthouse_image.jpg

Прямо по коридору - хозяйская спальня

http://cdn.freshome.com/wp-content/uploads/2011/03/Luxury-penthouse-design-13.jpg

И в ней же дверь в хозяйскую ванную комнату

http://penthouses-boutique.com/wp-content/uploads/2012/08/Salle-de-bain-Penthouse.png

Отредактировано Marcus J. Keidan (2013-04-27 11:48:05)

+1

31

9 декабря. Утро.
Сколько времени? Да не важно!

Окно было слегка приоткрыто, и время от времени ветер, украдкой проникая сквозь небольшое расстояние между рамами, теребил тяжелые темные шторы, и лучики солнца попадали в комнату, пользуясь короткой возможностью наполнить ее утренним светом, прежде чем порыв ветра стихал, штора снова опадала, и помещение погружалось в полумрак.
В какой-то момент порыв ветра стал сильнее, штора раздвинулась шире, а солнечный свет ударил прямо в лицо спокойно спавшей Грейс, которая уютно устроилась на плече у Маркуса. Первым желанием было перевернуться на другой бок и уткнуться лицом в подушку, чтобы поспать хотя бы часик. Но подушки под щекой почему-то не оказалось, и Паркер с неохотой открыла глаза.
Прямо перед ней рядышком мирно спал Маркус. Одна рука под головой, а другая, по всей видимости, обнимала Грейс, пока она не привстала. С застывшим на лице умиротворенным выражением, с обнаженным накаченным торсом, прикрываемый лишь по пояс простыней, он походил на Аполлона, никак не меньше. Да, это явно стоило того, чтобы проснуться первой. Грейс протянула руку, касаясь его слегка взлохмаченных волос. В голове проносились приятные сцены сегодняшней ночи, вызывая у девушки нескрываемую мечтательную улыбку. Сегодняшняя ночь была… Нет, у Паркер не находилось подходящих слов, чтобы описать ее. Неповторимая, необыкновенная, незабываемая, страстная, захватывающая, чудесная… Десятки эпитетов и все они были слишком скудными, чтобы передать те ощущения, которые они подарили друг другу. И причиной всему был отнюдь не алкоголь, который все же внес свою лепту в эти сказочные часы, расслабив и раскрепостив тело. Главной причиной, главным виновником ее блаженства был этот мужчина, который пока даже не догадывался о наступлении следующего дня и видел десятый сон. С ним она была на пике наслаждения, которое только можно испытывать, которое вообще можно было выдержать.
Если бы Маркус сейчас проснулся, то встретился бы с ее взглядом, полным любви и самого настоящего счастья, которое может подарить только твой человек. Можно быть довольным, радостным, веселым – эти чувства из позитивной палитры можно без труда испытывать хоть каждый день. Стоит подарить девушке цветы, пригласить в кино, сделать комплимент, и на ее лице долгожданная улыбка. Но счастье невозможно вызвать одним лишь букетом, свиданием, поцелуем. Оно складывается из мелочей: из взгляда, из слов, из домашнего ужина, из признания в любви и из уверенности в том, что все будет также прекрасно. И сегодня, и завтра, и через десять лет. Чем дольше Грейс была с Маркусом, нем больше узнавала его и проводила все свободное время, тем все сильнее становилась уверенней в том, что их отношения совершенно особенные и уж, конечно же, не закончатся так внезапно, как и начались.
Любуясь своим мужчиной, Грейс только сейчас заметила тонкую красную полосу на его плече – еще одно доказательств того, как ей было хорошо этой ночью. Смятые простыни и разбросанные вокруг кровати подушки были еще одним свидетельством. Надеясь на то, что спина Маркуса не очень сильно пострадала (а на это оставалось лишь уповать, ведь Паркер в этом очень сомневалась), Грейс придвинулась ближе, касаясь губами царапины, словно надеясь поцелуем заживить «ранение».
- С добрым утром, соня, - шепнула Грейс на ушко, приподнимаясь, чтобы оказаться над Маркусом и оставить очередной поцелуй на его полуоткрытых губах. От такого соблазна было сложно удержаться, и даже факт того, что мужчина спокойно спал, ее не останавливал. И, пожалуй, единственным ее желанием сейчас было просыпаться вот так вот в его объятиях каждый день.
Встретившись с его полусонным взглядом, Грейс только сейчас вспомнила, что единственным, что на ней сейчас надето, был кулон с сапфировым сердцем.
И пусть. Так даже лучше.

+1

32

24 декабря, понедельник. Около 7-ми часов вечера
уборка квартиры и подготовка к Рождеству в самом разгаре

Выпадающее на вторник Рождество заставило многих работодателей сделать понедельник выходным днём, за что многим пришлось работать в субботу. Но жители были готовы к этому, чтобы провести канун Рождества в домашних заботах и подготовке к празднику. Грейс и Маркус не стали исключением. Предыдущий день они провели вместе, объезжая магазины в поисках недостающих украшений и прочих мелочей, таких важных для создания тёплой и уютной атмосферы. С их праздничным подходом в прихожей Кейдана обосновался гипсовый олень, выглядящий, прямо как настоящий; костюм Санты-Клауса, так невзначай оставленный на вешалке для курток, но исполняющий важную роль декора; фигурки снеговиков, эльфов и большая живая ёлка, благо потолки в квартиры были высокими, и она не доставала своей верхушкой до них. Украшение ёлки заняло достаточно много времени, поэтому они её нарядили в воскресенье. Грейс руководила и подавала игрушки, а Маркус вешал их, строя на стремянке, когда уже не мог дотянуться до верхних веток. Вместе всё делалось гораздо быстрее, к тому же они не упускали случая обменяться многозначительными взглядами, объятиями и поцелуями, поэтому процесс облагораживания квартиры перед праздником был чрезвычайно приятным.
Половина сегодняшнего дня тоже прошла в заботах и хлопотах: во-первых, полдня они провалялись в кровати, наслаждаясь обществом друг друга; во-вторых, закупали свежие продукты для завтрашнего праздничного стола. Многое нужно было состряпать сегодня, и его хозяйственная Грейс взяла на себя всю ответственность, доверив Маркусу лишь особо "тяжелую" работу по открыванию банок, нарезке овощей и "принеси-подай". Сам напросился, если честно. Но после нескольких клоунад по жонглированию помидорами и натюрморта из фруктов, изображающих мужские гениталии, он был с треском изгнан из кухни и отправлен вешать гирлянды там, где они ещё не висели. Строгая женщина.
Пока Грейс хозяйничала на кухне, Кейдан решил пройтись ещё раз по всем комнатам и проверить их на наличие праздничных атрибутов. Ему бы никогда не пришло в голову, что столько всего нужно вешать в квартире. И какие-то веточки, и омела под потолком, и рождественские носки, и чего только здесь не было. Пожалуй, теперь его квартира могла стать образцом и обложкой для праздничного каталога. Паркер постаралась, а он теперь любовался плодами её идей. Прогуливаясь по своему кабинету, он в очередной раз скользнул взглядом по коробкам в ярких обёртках. Подарки. И большие, и маленькие, чисто символические, чтобы отвлечь внимание от самого основного. Кейдан специально купил несколько приятных безделушек, так сказать, чтобы главный подарок остался в тайне. В кармане. Он даже сейчас держал эту маленькую бархатную коробочку в сейфе, о существовании которого Грейс не знала, но рано или поздно обязательно узнает. Как и том, что собирался сказать ей Маркус.
Завтра - день икс. И это заставляло его нервно перебирать пальцами книги на полке, ерошить волосы и мерить комнату шагами, пока Грейс не видела. Завтра он ей всё расскажет перед самым Рождеством, перед наступлением нового года и окончание отсчета на Таймс Сквер. Всю правду о себе. Пожалуй, впервые за долгое время, Маркус не на шутку нервничал, ощущая себя школьником или студентом перед самым важным экзаменом в своей жизни. Что скажет Грейс? Как отреагирует? Отреагирует ли вообще или молча покинет его раз и навсегда? Как воспримет его рассказ и излишнюю откровенность, которую он в последнее время всё больше ставил под сомнение? Но скрывать что-либо от неё он не собирался. Тяжелый шаг - тяжелые последствия.
- Нам нужно лечь пораньше сегодня, - Маркус вошёл на кухню, где всё ещё хлопотала девушка. Облокотившись о шкаф, он с улыбкой принялся наблюдать за движениями девушки. Если бы она видела в себе столько грации, сколько видел в ней он. - Завтра будет долгий и эмоциональный день.

+1

33

Канун Рождества для многих – это момент, которого ждешь даже больше, чем праздник. Согласитесь, что-то приятное есть в этих суматошных днях, когда с утра до вечера бегаешь по магазинам, закупая продукты к праздничному столу, соблазняешься на красивые елочные игрушки, которые уже, если по-честному, некуда вешать, подыскиваешь сувениры (если, конечно, ты не позаботился об этом заранее), запаковываешь подарки в коробки, тщательно оборачивая их разноцветной бумагой, и, конечно же, подбираешь наряд на рождественскую ночь. О последнем Грейс пришлось позаботиться заранее, а не как обычно, начать выбор платья утром перед праздником. В последнее время она все чаще проводила дома у Маркуса, поэтому собственная квартирка пустовала без владелицы. Правда, Грейс все равно не смогла удержаться от того, чтобы поставить небольшую елочку, по-быстрому, но с большим удовольствием навешать на нее шарики и гирлянды, кинуть «дождик» на плотные шторы и повесить рождественский венок на дверь. Даже если Рождество она встречает не у себя, дом должен наполниться праздничными нотками и ароматами свежей ели.
Выходные Маркус и Грейс посвятили украшению огромных апартаментов Кейдана. К новогодним игрушкам, которые имелись у Маркуса, они прикупили еще немного. Коробок пять, примерно. Грейс словно впала в детство и не могла спокойно пройти мимо витрин с елочными шарами, гирляндами, статуэтками (ну просто невозможно было не купить этого замечательного оленя!)… Так они вдвоем скупили столько рождественских сувениров, что порадовали не только себя, но и продавцов, сделавших отличные план на одних только покупателях.
Елку они выбирали заранее и очень тщательно. Найти самую красивую ель из сотни красивых совсем не просто. Тут уж постарался Маркус, который быстро взял ситуацию в свои руки, увидев растерянность на лице Грейс. Этот самый главный символ праздника был доставлен в квартиру Кейдана в воскресенье. В этот же день они и принялись украшать красавицу-елочку, коротая оказалась настолько высокой, что не обошлось без помощи стремянки. Наряжать рождественское дерево – это самый приятный момент. С каким наслаждением ты выбираешь каждую игрушку, подыскивая ей подходящую веточку, как аккуратно укутываешь гирляндами и, наконец, водружаешь на самый кончик золотую звезду. Этот праздник точно из детства. И если невозможно обернуть время вспять, то на одну ночь каждый чувствует себя ребенком, с трепетом и нетерпением отсчитывающим удары курант.
Но самым кропотливым занятием был для Грейс праздничный стол. Готовить для Маркуса ей было в радость, правда, на его помощь рассчитывать не приходилось. И если вначале он очень усердно исполнял ее поручения, открывал банки с кукурузой, мыл зелень и чистил лук, то после пары не очень пристойных выходок он был выдворен с кухни без права на возвращение в течение пары часов. Конечно, девушка не сердилась. Как можно обижаться на безобидные шутки любимого мужчины в канун праздника? Но сделать строгий вид ей никто не мешал. По крайней мере, на Кейдана это подействовало, и он, захватив охапку гирлянд, отправился на второй этаж. Посмеиваясь, Грейс, тем временем, поставила пирог в духовку и принялась за салаты. Много готовить было не нужно, они никого не приглашали. Это Рождество только для них двоих. Но Грейс хотела разнообразия. Поэтому одним видом салата она не ограничилась.  Лучше несколько вариантов, но понемногу. Заготовки через час стояли в холодильнике. Завтра их оставалось только заправить соусами и подать к столу. В холодильнике оказалась и рождественская утка, начиненная апельсинами, которую ближе к вечеру нужно будет определить в духовку на пару часов. Довольная сегодняшним днём, Паркер сидела на диване и попивала чай – очередную фантазию Маркуса – с нотками лимона, корицы и имбиря. Вкусно до безобразия. Через пару минут из духовки был извлечен пирог.  Как раз в этот момент в кухню вошел Маркус. 
- Лечь пораньше, чтобы выспаться? – она улыбнулась, одаривая мужчину многозначительным взглядом. – Ты веришь в то, что и этой ночью нам удастся поспать?
Она прикрыла выпечку чистым полотенцем, сполоснула руки и вплотную приблизилась к Маркусу.
- Мы сегодня отлично поработали, - шепнула Грейс, утягивая Кейдана к лестнице, ведущей в спальню.

25 декабря. День.

Как же оказался прав Маркус. Долгий и эмоциональный день – это подходящее описание для Рождества. Их утро началось, как обычно, ближе к полудню, поэтому день проходил несколько суматошно. Это только кажется, что нужно лишь запихнуть в духовку утку и преспокойно готовиться к предстоящему торжеству, отглаживая рубашки и платья. Нет, все не так просто.
Сервировка стола, к счастью, была заботой Маркуса. Он справлялся с этим, пожалуй, лучше Паркер, поэтому Грейс со спокойной совестью делала последние приготовления на кухне. Эти самые «последние приготовления» затянулись на пару часов. И спохватившись уже часов в шесть, Грейс оккупировала ванную комнату Маркуса, чтобы успеть привести себя в порядок, а заодно еще раз проверить подарок, приготовленный Кейдану. Наверное, это был самый необычный подарок из всех, которых приходилось ей дарить. Папка из плотной кожи была аккуратно обернута темно-зеленой бумагой, скрывая внутри бумаги на помещение для того самого ресторана, о котором мечтал Маркус.  Договор аренды с правом выкупа в любой момент. Такое вот компромиссное решение, потому что Грейс точно знала, что подари она Маркусу этот ресторан в собственность, так это может уязвить самолюбие. Какому мужчине приятно принимать дорогие подарки от своих дам? Поэтому этот договор был просто находкой для нее. Оплатив часть арендных платежей, Грейс уже договорилась с владельцем помещения о последующем выкупе площадей в собственность. Так что беспокоиться не о чем.
- Прости, что слишком долго, - где-то через час она соблаговолила освободить ванную, представ перед Маркусом уже в праздничном наряде.

Внешний вид

http://s6.uploads.ru/t/IjcaA.jpg

Отредактировано Grace Parker (2013-11-06 10:40:07)

+1

34

Атмосфера праздника витала в воздухе с самого утра. Они проснулись поздно, если не сказать, что вообще в середине дня. Спешить было некуда да и ночь оказалась весьма бурной, так что они ещё долго потягивались и нежились в кровати, прежде чем решиться встать и заняться последними приготовлениями.
Стол был накрыт в гостиной, о чем Маркус позаботился ещё накануне: для этого была проведена небольшая перестановка, потому что центральное место в гостиной занимали диваны, но им пришлось потесниться, чтобы центром комнаты стал стол. Диваны вместе с креслами плавно перекочевали к ёлке, стоявшей у стены и к панорамному окну от пола до потолка, закрываемому в данный момент шторой. Кейдан убрал штору в сторону, подвязав ее у стены, и устремил взгляд на город, сверкающий предвечерними огнями и украшениями в честь наступающего Рождества. Пока Грейс занималась своими делами на кухне, он взял на себя обязанность по сервировке стола. Висевший на стене плазменный экран был включен на одном из новостных каналов, и, естественно, телеведущие и репортеры говорили в основном о том, как люди готовятся к празднованию Рождества. На пару минут показали Таймс Сквер, ослепительную в своем неоновом блеске и шумную, как всегда. Сегодня там будет убийственное количество людей, желающих приобщиться к массовым гуляниям.
Застелив стол красной скатертью, он выставил приготовленную посуду и элементы декора, такие как свечи, еловые ветки, салфетки с новогодней тематикой и прочие мелочи. Рядом со столом заняла своё место подставка, какую обычно можно увидеть в ресторане: она поддерживала железное ведро матово-черного цвета, где в кубиках льда покоились две бутылки шампанского. Остальная же выпивка, на выбор, хранилась на кухне в своем собственном холодильнике для бутылок. Прежде чем забаррикадироваться в ванной, Грейс дала указания Кейдану, что уже можно поставить на стол, после чего удалилась для наведения внешнего лоска. Хотя его она устроила бы и в розовом халате с бигудями на голове. Но на то она и была Грейс Паркер, чтобы выглядеть безупречно в любое время дня и ночи.
Сам Маркус уже давно принял душ и был готов в любой момент облачиться в более официальную одежду, нежели джинсы и домашний пуловер, в которых сновал по квартире туда-сюда. Пока Грейс была в ванной, он тоже переоделся и спрятал в карман пиджака маленькую бархатную коробочку. Главный подарок этого вечера, хотя у него для девушки был ещё один сюрприз, но из другой категории - словесной. Легкая нервозность заставила его выпить бокал виски, пока Грейс была в ванной комнате. Живительная жидкость немного его взбодрила, но не убрала мрачного выражения лица. Но в этом ему помогла его прекрасная спутница, появившаяся в скором времени в гостиной, куда он уже спустился и расположился на диване, смотря на елку. При виде Грейс он встал и подошел к ней, обняв за талию и притянув к себе.
- Моё солнце, - сказал он, окинув взглядом её яркое платье и улыбнулся. Стало немного легче, и Кейдан был готов к разговору, хотя и предполагал, что Рождество и прекрасное настроение девушки могут быть испорчены его поступком. Но для него было важно рассказать ей правду именно сейчас, чтобы - если уж она решит его принять со всем его мрачным багажом - они шагнули вместе в новую жизнь. Взяв её за руку, он подвёл Грейс к столу, чтобы откупорить бутылку шампанского и разлить прозрачную жидкость по бокалам.
- Ты делаешь мой мир светлее, - мягко улыбнувшись, Маркус подал Грейс бокал и предложил выпить. И только потом они вместе отправились на кухню, чтобы принести последние праздничные блюда и выставить их на стол. Приглушив свет в комнате, Кейдан включил гирлянды на Рождественской ели и зажег свечи на столе. Комната наполнилась невероятным уютом и умиротворением. В воздухе витали сладостные запахи, щекочущие ноздри, разноцветные блики искрились на стенах и потолке, телевизор тихо демонстрировал радостные лица и общее веселье за несколько часов до наступления Рождества.

+1

35

- Один глоток, не больше, - Паркер опасливо покосилась на коварный напиток, с которым у нее были давние счеты и который она старалась, по возможности, не употреблять. Но от одного маленького-премаленького глоточка ничего не будет, так что, взяв бокал из рук Маркуса, она коснулась им стеклянного краешка бокала Кейдана. Раздался характерный звон, который словно стал для них перерезанной красной ленточкой, открывая начало волшебной праздничной ночи.
- За Рождество, - за это сегодня произносили пили многие жители Америки, но от этого тост не делался банальным. Когда слышишь эти слова раз в год, то учишься радоваться этому мгновению.
- И ничто не омрачит сегодняшний вечер, верно? – это был, скорее риторический вопрос. Конечно же, как можно испортить Рождество?
Сделав небольшой глоток, Грейс поставила бокал на стол. Идеально украшенный, надо отметить. В лучших традициях и со вкусом. Красная скатерть, которая уже стала таким же важным атрибутом Рождества, как и ветка омелы. Свечи в причудливых подсвечниках, салфетки с изображением серебристых снежинок и Санты, весело мчавшегося в санях… Посуда, приборы – все было расставлено так удачно, что не возникло никакого нагромождения, когда они расставили на столе оставшиеся блюда.
Предвосхитив ее желание, Маркус погасил основной свет, зажигая долгожданные гирлянды, свет которых ярко-ярко озарил елку, и свечи. Еще одним источником света служил телевизор, к которому никто особо не прислушивался пока. 
За те дни, что Грейс провела в гостях у Маркуса, она настолько хорошо освоилась в его квартире, что уже не приходилось постоянно спрашивать, где лежит та или иная вещь. Правда, если речь шла о каких-то сугубо личных предметах, например, тех же фотографий, прежде чем хозяйничать, она спрашивала разрешения. И пусть Маркус никогда не возражал ей, уважение к личному пространству никто не отменял. Пару раз Грейс пошутила по поводу того, что в своей квартире она уже как гостья. В последнее время она бывала там только чтобы взять кое-какие вещи и снова вернуться к Маркусу. Это нельзя было назвать переездом в полной мере, но в гардеробе у Кейдана уже обосновалась пара вешалок с ее нарядами.
Итак, без труда найдя нужный диск среди многочисленных коробочек, Грейс вставила его в проигрыватель и с заговорщеской улыбкой обернулась на Маркуса.
- Не хочешь пригласить меня на танец? – скорее, не вопрос, а утверждение. Негромкая, медленная композиция уже наполнила комнату, удачно вписавшись в их рождественскую сказку. Грейс пересекла комнату и подошла к Маркусу, мягко положив руки ему на плечи. С ним сегодня явно что-то происходило. Внешне расслабленный и счастливый, но внутренняя натянутость не ускользнуло от Паркер. Она слишком хорошо успела узнать его, чтобы поверить в непринужденную улыбку.
- Ты сегодня какой-то напряженный, - она провела ладонью по его шее, вопросительно глядя на Маркуса, ожидая объяснений, а не опровержения ее фразы. Убедить в обратном Маркусу вряд ли ее удастся. – Что-то случилось?
Она допускала такой вариант, что он может уйти от ответа. Вполне возможно, что какие-то проблемы были, и мужчина просто не хочет сейчас делиться ими с Грейс, чтобы не озадачивать ее накануне праздника. Был и другой вариант, что Кейдан просто-напросто не посвятит ее в свои переживания, потому что они ее не касаются. Обидный выпад, согласитесь. Впрочем, этого она меньше всего ожидала.

Отредактировано Grace Parker (2013-11-07 16:55:45)

+1

36

- А то начнешь буянить? - усмехнулся Маркус, прекрасно понимая, что пить шипучку он будет сегодня один. Но, по крайней мере, у его возлюбленной нет сонливой аллергии на другие алкогольные напитки. Это вселяло надежду на то, что им удастся выпить по бокалу чего-нибудь более горячительного, чтобы отметить наступающий праздник и залечить душевные раны, которые определенно в скором времени появятся. Почему-то в этом Кейдан нисколько не сомневался, но надеялся, что Грейс воспримет все с холодным и ясным умом, обдумает его слова и привет свое решение. Без его давления и надежды на лучший исход событий, чего страстно хотелось в этот вечер. Может быть, именно поэтому он решил рассказать все именно сегодня? Потому что в этот вечер принято загадывать желания и надеяться, что они когда-нибудь сбудутся?
Они сделали буквально по одному глотку, выпив за Рождество и улыбнувшись друг другу. Как бы хотелось, чтоб с этого момента так было всегда. Маркус туманно улыбнулся на вопрос девушки и подумал про себя: Хотел бы я в это верить... Но у него было огромное но, возвышающееся как утес над морем, о который волны разбивались вдребезги. Еще никогда и никому он не хотел рассказать о себе все, как сейчас. Слова накапливались где-то там внутри, но вставали как ком в горле. И Кейдан был не в силах что-либо сказать. Он вел себя странно, и, естественно, это не могло ускользнуть от взгляда Грейс. Как бы он не улыбался с напускной радостью, как бы не вел себя по-обычному галантно и внимательно, в нем скользила некоторая отрешенность. И страх. Простой человеческий страх, которого он уже давно не испытывал. Почти никогда, если быть до конца честным. Он не позволял себе такую эмоцию и без труда справлялся с контролем над ней, но сейчас весь самоконтроль начал куда-то испаряться, проскакивая словно песок между пальцев.
- С удовольствием, - отозвался он на ее настоятельное предложение, которое не подразумевало отказа. Да он бы и не отказался ни за что на свете от такого предложения. Притянув к себе девушку, он обнял её за талию и поцеловал в уголок её губ. Взяв Грейс за руку, Кейдан отвел ее поближе к елке, чтобы закружить на месте, а затем погрузиться в неспешный танец под мелодичную музыку. Сейчас бы ему наслаждаться этим моментом и радоваться, что она рядом, но в голове ворочается столько мыслей, что он не в силах их заглушить. Он мог промолчать, мог увильнуть от ответа, мог даже перевести разговор в другое слово, но не хотел. Второй раз подойти серьезно к разговору он уже не сможет, а, значит, либо промолчит и больше никогда не решится поговорить, либо ему придется держать Грейс на расстоянии до тех пор, пока ей самой это не надоест. А он не хотел такого исхода событий.
Они танцевали до тех пор, пока не кончилась музыка. Маркус отступил на шаг, не выпуская ладонь девушки из своей руки, а затем наклонился и поцеловал тыльную сторону, как в лучших традициях светского общества 19 века. Ему была нужна тишина, поэтому он молча выключил музыку и повернулся к Грейс, потирая ладони и стараясь не смотреть ей в глаза. Молчание затягивалось, но девушка не спешила его торопить, за что он был ей бесконечно благодарен. Сделав глубокий вдох, он на пару секунд закрыл глаза, приводя мысли в порядок и собирая силу воли в кулак. Он должен ей рассказать.
- Нам нужно поговорить, - он открыл глаза и внимательно посмотрел на возлюбленную. Первый шаг в ее сторону дался с трудом, как и второй. Но он должен был к ней подойти, взять ее за руку и отвести к дивану, чтобы сесть рядом. Он не хотел отпускать ее руку, поэтому и не отпускал. Просто поглаживал ее пальцы и смотрел куда-то в сторону, потому что сейчас ему было важно просто выговориться. Как на духу.
- Грейс, я должен тебе кое-что о себе рассказать. Поэтому я прошу тебя выслушать меня от начала до конца и не перебивать, - Маркус сделал паузу, чуть стиснул ладонь девушки в своей руке, а затем продолжил говорить, - А потом ты сама решишь, как распорядиться той информацией, которую услышишь, - только после этой фразы он позволил себе взглянуть ей в глаза. Он видел, как тень сомнения скользнула в ее глазах, но она была сосредоточена и готова его выслушать. Он видел и чувствовал.
- Мои родители погибли в результате несчастного случая. Так считает полиция, и я долгое время тоже в это верил. Меня взял к себе человек, который назвался моим дальним родственником. Он заменил мне отца и воспитал меня как собственного сына, - было не так просто подбирать слова, но все же он старался, - Он был со мной предельно откровенен, поэтому, когда я достиг подросткового возраста и определенного уровня развития, он рассказал мне правду о себе и тайне гибели моих родителей. Это было заказное убийство, специально подстроенный несчастный случай, а все потому, что мой отец вытаскивал деньги у богачей, возомнив себя Робин Гудом. Но он складывал их не к себе в карман, хотя определенная часть доходила до него, а финансировал своими действиями одну структуру... - Маркус нахмурился, замолчав на какую-то долю секунды. Карты вот-вот будут раскрыты, и это заставило его всего напрячься, - Мой родной отец и Блэйк организовали преступную группировку с целью личной наживы и получения контроля над определенными городскими сферами. Их всегда задвигали и обходили всякие блатные личности, и в определенный момент времени они решили сами взять свое. Восстановить справедливость, руководствуясь своими личными соображениями и восприятием морали и чести. Каждый из них мечтал о подвигах и свершениях, и будучи взрослыми людьми, они решили поиграть во взрослые игры.
Я узнал об этом, когда мне было 16 лет, и с того момента решил, что раз мой отец положил на это дело жизнь, то я хочу быть как он. Молодость, горячая кровь, мальчишеское восприятие мира... все это толкнуло меня в объятия соблазна стать частью загадочного криминального мира. Я чувствовал себя великим, смотря на своих погодок и друзей, которые понятия не имели, кем является Блэйк и кем буду я, когда вырасту. Я был одержим идеей добиться места в его группировке и показать себя достойным образом. И я начал восхождение по карьерной лестнице, о которой даже не мечтал,
- он стиснул ладонь Грейс сильнее, на его лбу залегли морщины, говорящие о трудном мыслительном процессе, идущем в голове, - Я не просто окунулся в этот мир - я стал его частью. Значимой частью, как и хотел. Я рвал зубами всех конкурентов и соперников, вгрызаясь в структуру и прокладывая себе путь к вершине. К 27-ми годам я занял важную позицию Мастера, набрав команду, получив уважение и страх подчиненных, и испив сполна чашу грехов этого города... Я впитывал черноту всем своим существом все это время, пока не встретил тебя, - он посмотрел на девушку с надеждой во взгляде. Сейчас он не желал ничего, кроме ее понимания. Ее поддержки и правильной оценки ситуации, - Грейс, я зарабатываю на жизнь не фотографией. Это лишь любимое хобби и прикрытие. Я являюсь частью криминальной группировки и тщательно скрываю свою причастность к ней, как и все ее участники. Но я не мог дальше скрывать от тебя все это, потому что между нами все стало очень серьезно. И, прежде чем сделать следующий шаг в наших отношениях, я должен был тебе открыться, - его лицо, как и все тело, представляло собой один комок напряжения. Он не знал, как отреагирует Грейс и потом был готов принять любую ее реакцию. Хотя это могло стоить ему титанических усилий. Маркус протянул руку к ее лицу и коснулся ладонью щеки, словно говоря: это же я, тот самый человек, которого ты знаешь. Ничего не изменилось. Просто теперь ты знаешь правду.
- Только тебе решать, как ты сейчас поступишь. Примешь меня со всем этим багажом или же оставишь и навсегда уйдешь, чтобы не связываться со всем этим.

+2

37

Положив голову на плечо Маркусу, Грейс наслаждалась каждым мгновением этого танца. В такие вот минуты ей иногда казалось, что все это – сказка, сон, ведь наяву таких по-настоящему идеальных, волшебных отношений днем с огнем не найти. И когда Маркус, галантно коснувшись губами ее руки, к чему она уже успела привыкнуть, но что всегда заставляло ее чувствовать себя прекрасной дамой, остановил музыку, она бросила на него удивленный взгляд, но с вопросом, что случилось, не спешила. Всему есть свое логическое объяснение, и Маркус сейчас, должно быть, собирается с мыслями, чтобы сказать ей… Но что? И почему нужно так долго затягивать начало разговора? Грейс не ощущала нетерпение, ей не хотелось его торопить. Наоборот, такая нерешительность и поведение, несвойственное Маркусу, которого она знала, вызывали в ней волнение напополам с подозрением. Уж не случилось ли часом что-то ужасное? Сейчас Маркус соберется с духом и сообщит ей, что сбил кого-нибудь на машине насмерть или ограбил банк. Хотя, может, зря она драматизирует, и Маркус через мгновение сделает ей предложение стать его женой. Правда, с таким напряженным видом руку и сердце не просят явно. Эти нелепые догадки хотя бы немного подняли ей настроение, и Грейс, вздохнув одновременно с Кейданом, терпеливо ждала.
- Нам нужно поговорить, - голос ее мужчины прозвучал уверенно, но совсем не радостно. Ох, и не нравилось ей такое начало! После таких фраз не жди ничего хорошего. Такой же эффект, как если сказать «я тебя люблю, но…». И что прикажите ждать после этого?
Маркус не то, чтобы нехотя, но с большим усилием заставил себя подойти к ней. Усевшись на диван, Грейс, дабы немного приободрить его, коснулась свободной рукой его плеча, как бы говоря, что ничего страшного не случится.
Ошибалась. Она ошибалась. То самое страшное обрушилось на Паркер совершенно неожиданно, стоило Маркусу начать говорить. Каждое его слово, каждая подробность были полнейшей неожиданностью. Неудивительно, ведь кто отнесется спокойно к информации о том, что твой любимый – криминальный авторитет? Мастер, он сказал? Эта деталь ей говорила только о высоком положении, от чего становилось еще более невыносимо. В голове кружились обрывки уже сказанных фраз. Заказное убийство… организовали преступную группировку… мой отец положил на это дело жизнь… хочу быть, как он… одержим идеей… добиться места в группировке… я стал его частью… уважение и страх подчиненных… я зарабатываю на жизнь не фотографией. Он получал деньги не за свои работы, а за то, что стал важным лицом в криминальном мире! Откуда берутся эти огромные суммы, на которые он смог позволить себе квартиру, дорогой автомобиль, все цветы и подарки… Даже ту самую поездку в Океанариум – и та была оплачена грязными деньгами! Господи, ну почему это должно было случиться именно с Маркусом? Кейдан молчал, внимательно вглядываясь в ее лицо. Его рука, скользнувшая по щеке Грейс, не встретила никакой реакции. Она не оттолкнула и не увернулась от прикосновения, но и не поддалась навстречу. Наверное, с виду она сейчас была похожа на статую с выставки – такая же бледная и неподвижная. Но к своему собственному удивлению высказать свое мнение касательно этой совсем непростой истории она не могла. Просто не было сил сейчас говорить. Наверное, так чувствует себя человек, которого в порыве истерики облили ведром холодной воды – слов нет, только эмоции. И Грейс сейчас казалось, что, открой она рот, эмоции захлестнут ее с головой. А повышенный тон сейчас совсем не лучший выход.
Словно во сне, на каких-то ватных ногах, Грейс поднялась с дивана. Маркус молчал, что было самым лучшим поведением с его стороны в этой ситуации. Ей надо было собраться с мыслями точно также, как минуту назад это делал сам Маркус. Слишком много информации, к которой она оказалась не готовой. Уходить, как это могло показаться со стороны, она не собиралась. Обогнув диван, Грейс подошла к огромному панорамному окну, рассеянно вглядываясь в праздничное освещение. Спокойно, нужно просто подойти в этой проблеме как к любой другой – еще раз прокрутить в голове, разложить по полочкам, оставив только важное, все взвесить и попытаться понять. Но сказать – проще, чем осуществить. Когда дело касается человека, к которому ты не безразличен, рассуждать очень трудно.
Прижавшись лбом к прохладному стеклу, Грейс прикрыла глаза, чтобы сейчас не видеть ни елку, ни праздничный стол, ни отражение Маркуса, который продолжал смотреть на нее.
Он сказал все, признался в том, в чем не каждый сознается. Сделала бы так на его месте Грейс? Очень просто осуждать со стороны. Маленьким мальчиком он остался без попечения родителей, ему соврали, сказав про несчастный случай. И правду узнал только подростком. Не самый лучший возраст для здравых решений. первая мысль, первое желание и первый порыв – отомстить. Грейс старалась примерить всю эту историю на себя. Как бы она поступила на месте Кейдана? Да точно также. Стать частью этого мира, частью семьи, коей его отец считал преступное сообщество. Но ради мести, чтобы наказать тех, кто причастен к гибели любимых людей. Что сделал Маркус? Может, он и заставил тех людей ответить за смерть родителей, но вот только он сознательно вступил на путь криминала. Ему захотелось достичь вершины в преступной иерархии. А что для этого надо было делать? Явно не то, что допускает закон.
От этой мысли Грейс передернуло, и она посильнее закусила нижнюю губу, чтобы возмущение не вылилось на Маркуса прямо сейчас.
Значит, пусть к звездам был выложен далеко не лепестками роз. К этому она сможет вернуться при разговоре с ним. Но позже. Этот единственный вопрос сейчас пугал ее больше всего: убивал ли Маркус? Сам ли или отдавал приказы – не важно. Ей предстоит это как-то понять и… принять. Да, именно принять. Потому что, как бы Грейс не была сейчас напугана, расстроена и сердита, она знала, что вычеркнуть из своей жизни Маркуса Кейдана она не сможет. Возможно, ей потребуется какое-то количества времени, чтобы с этим всем свыкнуться, но факт оставался фактом – она его любит.
Что еще сказал Маркус? О ее появлении в его жизни. Значит, она, Грейс, заставила его пересмотреть свои взгляды? Он не потерянный для общества преступник, совсем нет. Он обычный человек, который чувствует, раскаивается и любит. И важно то, каким будет его следующий шаг.
- Я не хочу, - она кашлянула, прочищая горло, чтобы избавиться от севшего голоса. – Я не хочу, чтобы однажды вечером ты не вернулся домой к ужину, не хочу, чтобы ночью меня разбудил телефонный звонок, и полицейский сказал бы, что Маркус Кейдан погив в какой-нибудь дурацкой автокатастрофе! – с последними словами она, к своему ужасу, перешла на крик. Прижав к губам ладонь, Грейс, разозленная уже на себя за то, что не выдержала и не смогла сказать все это спокойно, выдав тем самым все свои переживания, отвернулась снова к окну, боясь не совладать с подступившими слезами.
Это и было ее решением. Остаться.

+2

38

Ожидание. Трепетное ощущение надвигающейся бури. Сгущение туч чувствовалось подсознательно, и, закрыв глаза, он ощущал себя как в камере. Пойманный, загнанный, внешне спокойный, а внутри растрепанный как флюгер на крыше во время сильнейшей бури. Он ждал вердикта, как приговора в зале суда. Все звуки померкли и отодвинулись на задний план. Сосредоточенность и напряжение взяли верх, заставив Маркуса внутренне сжаться. Он был готов к прыжку как кобра, но не собирался ничего предпринимать, пока Грейс не решится нарушить тишину и высказаться. Он для себя уже все давно решил: если она откажется или уйдет, он не станет ее догонять и останавливать. Он подождет несколько дней, может быть, даже недель или месяцев, но не станет ей надоедать или специально искать встречи. Он просто будет ждать. Ждать столько, сколько нужно. И пусть хоть вечность пройдет, он все равно будет надеяться, что она его когда-нибудь простит и поймет, вот только, увы, узнать это в реальности ему уже не удастся, если все пойдет по наиболее печальному сценарию.
Хотелось подойти и обнять ее. Без слов, без объяснений, просто прижать к себе и молчать, вслушиваясь в ее сбивчивое дыхание, ставшее таковым от волнения, в неясный шум телевизора за спиной и тихое тиканье часов на спине. На фоне потемневшего неба, где не видно звезд из-за яркого освещения города. Стоя на большой высоте почти что у самого окна, обнимать свою растерянную женщину и ни о чем не думать. Просто стоять и ждать, провалившись во время и растворившись в тупой ноющей боли, появившейся в груди. Где-то под ребрами у самого сердца, а может это именно оно и является причиной неприятного ощущения, сдавливающего грудную клетку и не дающего дышать? Он тихо выдыхает воздух, опустив голову и посмотрев на свои сцепленные в замок руки, лежащие на коленях. Так тяжело не знать, что сейчас крутится в голове у близкого тебе человека. О чем она думает? Что взвешивает? Может быть, теперь она и вовсе боится его? Не так-то просто принять такую информацию, все равно, что услышать, что кто-то из твоих близких болен СПИДом. И это не грязная ирония или грубое сравнение, потому что, если посудить, что означает связь с криминалом? Как минимум незаконные действия, обман, отбор чужого имущества и прочие противоправные действия, но что может быть серьезнее всего этого? Похищения, торговля живым товаром, наркотиками и убийства. Страшнее всего убийства, к которым в той или иной степени Маркус прикладывал руку. Он отдавал приказ - и его исполняли. Спокойно, холодно, без задней мысли, потому что так было нужно. Так было правильно. И это было в его власти, а власть всегда опьяняет, особенно, когда ты молод и чувствуешь себя всемогущим. Что может развратить сильнее, чем власть над человеческими жизнями? Ответ можно угадать.
Он не отдавал себе отчет, когда его рука вытащила из кармана небольшую бархатную коробочку, которую он начал крутить в руках. Всё равно Грейс стояла к нему спиной и не могла видеть, что он делает. Вон там, в этой маленькой бархатной колыбели покоится его дальнейшая жизнь, при условии, что его женщина примет правильный выбор. Правильный для него и, возможно, для себя. Загадывать трудно, предполагать не менее сложно, но что-то внутри подсказывает, что они справятся со всем вместе, если только они действительно останутся в месте. Он пока плохо понимал, как выбраться из той прочной клетки, в которую он сам себя куда-то загнал. Это лабиринт Минотавра, и Грейс уже стала его Ариадной, подарившей клубок из золотой нити, но теперь в его руках была его собственная судьба. Он должен правильно распорядиться этим клубком, если, конечно же, его Ариадна не отберет этот подарок у него и не уйдет, навсегда оставив его во тьме этого опасного лабиринта.
Маркус резко встал с места, когда Грейс нарушила давящую на уши тишину. Это ему казалось, что вокруг повисла гробовая тишина, хотя телевизор всё ещё был включен, тикали часы и едва слышно перещелкивались огни елки. Он испортил ей праздник. Испортил ей Рождество своим рассказом, но разве мог он иначе? Он мог промолчать, но не хотел позволить этому случиться. Цена слишком высока, чтобы сделать шаг назад и замолчать, потому что она права: когда-нибудь мог наступить такой момент, что он просто не вернется домой. Что она узнает о каком-то несчастном случае и будет страдать, а он никогда не простит себе, что не сказал ей, если вдруг останется жив. Или не останется, кто знает, что там ждет нас за углом?
Он замер, впервые за долгое время не зная, что ему делать. Что ему с ней делать и как поступить. Он слышал ее всхлипывания, и сердце сжималось внутри, сдавливая горло цепкими руками вины и отчаяния. Может все-таки он был не прав, что посвятил ее во все это? Ладони сжались в кулаки, чуть ли не скрипнули зубы друг о друга от напряжения. Он ощутил, как напряглись стиснутые челюсти и скулы, когда он зашагал по комнате по направлению к Грейс. В порыве эмоций он крепко обнял ее одной рукой, развернув к себе и позволив девушке уткнуться лицом к себе в рубашку.
- Я тоже этого не хочу, - тихо прошептал он, поглаживая Грейс по спине. Он не мог пообещать ей сейчас, что пойдет завтра и все бросит. Он не мог так поступить, потому что РЭД - это дело всей жизни его родного отца и его приемного отца. Хотя бы из уважения к ним он не мог просто так все бросить, но он собирался все объяснить Блэйку, потому что теперь на первое место для него выходит Грейс. Маркус сделал глубокий вдох и мягко отсранился от нее, чтобы в следующее мгновение взять девушку за подбородок и заглянуть в ее наполненные слезами глаза. Он ободряюще ей улыбнулся, хотя сомневался, что его собственная улыбка такой уж уверенной. Но в данный момент времени это уже было не важно.
Он взял ее за руку. Неспешно перебрал тонкие женские пальчики в ладони и снова улыбнулся, но уже только уголками рта. Она уже давно должна была все понять, так что следующие несколько мгновений не должны были стать для нее удивлением. Маркус медленно опустился на одно колено. В свободной руке в сжатом кулаке все еще покоилась маленькая бархатная коробочка, которая теперь лежала на ладони. Отпустив руку Грейс, он открыл коробочку и развернул лицом к девушке, представляя ее вниманию шикарное кольцо. Бриллиант в три карата с "хвостиком", обрамленный более мелкими бриллиантами и все это на платине. Ручная работа. И всё только для неё.
- Грейс Паркер, - он сделал паузу, чтобы прочистить горло и продолжить уже более уверенным голосом, нежели сейчас. На миг в глазах блеснул яркий лихорадочный блеск, словно он сомневался в своем поступке. Но это было только на миг.
- Окажете ли вы мне честь стать моей женой?

+1

39

Он дал ей достаточное время на обдумывание полученной информации. Он терпеливо молчал, что было не так-то легко. Грейс прекрасно понимала, что Маркус сейчас находится в положении еще более трудном, чем она сама. Он ждет. Ее реакцию, ее решение, ее действий. Покорно, даже не пытаясь разрядить обстановку словами, объятиями. Нет, он, определенно, раскрыл перед ней все карты, в то время как сама Грейс боялась нарушить тишину. Где-то краешком сознания она жалела сейчас Маркуса. Только представьте, каково это – ждать, когда от тебя ровным счетом ничего не зависит.
Решение, принятое Грейс хоть и не совсем в спокойном состоянии, нельзя назвать неосознанным. Если любишь человека, то принимаешь его целиком, со всем хорошим и плохим содержанием. Если раньше это ей казалось непоколебимым принципом, который даже не может подвергаться сомнению, то сейчас ее вера проходила серьезное испытание. Конечно, легко принять хорошего, милого, доброго, без изъянов и скелетов в шкафу. Можно также спокойно жить с тем, у кого за спиной пара-тройка прегрешений не криминального характера. Но реальность подчас испытывает нас совершенно неординарным случаем, когда на одной чаше весов оказывается самый замечательный мужчина из всех, которых знала Грейс, а на другой – довольно темное прошлое этого самого необыкновенного человека. Вот именно в такие моменты и понимаешь, по-настоящему ли ты любишь или все чувства оказались одной сплошной иллюзией, не выдержавшей даже одного испытания.
Уткнувшись в рубашку Маркуса, спрятав лицо у него на груди, Грейс позволила эмоциям взять верх, позволила себе быть слабой женщиной, которая так нуждается в заботе этого человека. Говорят, мужчины не любят женских слез, но совладать с ними было не так просто. Представив, что в один ужасный день с Маркусом может что-то случиться из-за того, что он замешан во всем этом криминале, что однажды она может его навсегда потерять…  Она этого не переживет. Он слишком ей дорог, чтобы спокойно отнестись к его судьбе. Для себя Грейс уже все решила: Маркус должен распрощаться с группировкой. Конечно, требовать этого сейчас было бы самым глупым ее поступком. Она не истеричная особа и уж тем более не станет прибегать к таким формам шантажа, как «если ты меня любишь, то оставишь криминал». Нет. Грейс не была посвящена в подробности жизни группировки (и сомневалась, что Кейдан будет делиться с ней такой информацией, что логичней всего предположить), но она знала достаточно, чтобы придти к выводу: пока у Маркуса есть две жизни, две семьи. Одна из них – это Грейс. А вторая – группировка, детище его отца. Любая мафия связана узами не только преступного характера, но и подобием семейных. Это сплоченная команда, которая является единым целым. Каждый сам за себя – это удел разбойных шаек. Маркус был привязан к этому миру, он наполнен идеей, что должен продолжать работу отца. Поэтому ее просьба, нет, требование распрощаться с преступным сообществом здесь и сейчас не найдут должного отклика.
Под его неспешные поглаживания она потихоньку успокаивалась. Пара глубоких вдохов помогли справиться неприятной дрожью, а когда Маркус вдруг отстранил Грейс от себя, ее состояние выдавали только не до конца прошедшие слезы. Его следующее действие невольно вызвало у Грейс улыбку, пусть и не самую радостную, чему виной были слезы и недавнее потрясение. Она могла догадаться и раньше, что Маркус все-таки сделает это, даже думала, что он, как настоящий романтик, приурочит это событие к какому-нибудь не менее важному дню вроде ее дня рождения или Рождества. Но Грейс не могла представить, что после вот такого признания, которое стало для нее сродни удару, он предложит ей…
- Грейс Паркер, окажите ли вы мне честь стать моей женой?
Грейс опустила голову, посмотрев на Маркуса сверху вниз сквозь пелену слез. Зажмурилась, смахивая ладонью капли, чтобы лицо мужчины не расплывалось перед глазами. Теперь, когда она знала все, и, несмотря на это, осталась с ним, он делал ей предложение. Она лишь мельком взглянула на коробочку с кольцом, его красотой она сможет насладиться позже, сейчас же Паркер не заостряла на нем внимание. Важнее всего был он, его лицо, немного взволнованный взгляд. Это все тот же Маркус, которого она знает. Маркус, который ради нее пойдет на все. Маркус, которого она любит даже после этой горькой правды. Им еще предстояли разговоры об этой части его жизни. Грейс так просто не успокоится, пока не будет знать, как прочно Кейдан увяз во всех этих передрягах. Не будет она спокойна, пока он не закроет эту часть книги жизни и не уберет её далеко-далеко, на самую дальнюю полку. Такой шанс есть, Маркус сам признался, что отчасти Грейс помогла ему вернуться к жизни без криминала. Но в чем бы не признался ей Маркус, в финансовых махинациях ли или в убийствах, она никуда не уйдет. Любить – это быть вместе. Вместе без всяких оговорок.
Она кивнула, посильнее сжав его руки, словно хватаясь за опору.
- Да, Маркус Джей Кейдан, я согласна, - Грейс ответила улыбкой на его улыбку. Наверное, она получилась не такой, как обычно, но сейчас было глупо ожидать от девушки большее. За эти пятнадцать минут, растянувшиеся по ощущениям на несколько часов, произошло столько всего…
- Тысячу раз да.

Отредактировано Grace Parker (2013-11-13 11:23:18)

+2

40

Облегченного вздоха не последовало, но Маркус ощутил, как некая тяжесть спадает с плеч. Он был бесконечно благодарен Грейс за то, что она проявила невероятную выдержку и смогла совладать с эмоциями. Смогла его выслушать и понять, хотя, безусловно, он не сомневался в том, что ей еще предстоит не раз поразмыслить над услышанным. Не так просто принять такие вести, и еще долго они будут всплывать в сознании, заставляя с разных ракурсов перебирать по крупицам каждую сказанную Кейданом фразу. Но она сможет рационально разобрать все по кирпичикам, сможет справиться с эмоциями и найти правильную модель поведения, чтобы не травить душу ни себе, ни ему. Они справятся со всеми трудностями, если не будут скрывать ничего друг от друга. Именно поэтому он решился на этот шаг, чтобы в дальнейшем не было никаких проблем, недомолвок и неловких ситуаций. Потому что они обязательно бы были, рано или поздно. А дальше было бы сложнее распутывать клубок противоречий, когда началась бы семейная жизнь. Нет, их история должна начаться с чистого листа, а для этого было необходимо раскрыть все карты, какими бы они ни были.
Его лицо мгновенно просветлело, когда он услышал долгожданное согласие. И вот теперь из его груди вырвался вздох облегчения. На миг Маркус закрыл глаза, пробормотав ее последнюю фразу себе под нос. Тысячу раз да. Моральное удовлетворение стало заполнять щемящую пустоту внутри, вытесняя сомнения и страх перед неизбежным (как ему казалось) провалом. Слово может не только убить, но и оживить, а слова Грейс заставили его воспрять духом и поверить в чудеса. Рождественское чудо для них обоих. Кажется, по ее лицу можно было прочитать растерянность. Может, она сама не ожидала от себя такого решения? Может, она хотела поступить иначе, но поняла, что не может этого сделать? Он смотрел в ее наполненные слезами глазами и понимал, что она его любит. Сильно, самозабвенно, с такой яркой страстью, которая бросает ее в жар и двигает вперед, помогая переступать через любые препятствия. Он испытывал аналогичные эмоции. Хотелось бы сказать ей, чтоб на этот вечер она отодвинула свои беспокойства и мысли на задний план, чтобы отпраздновать такое знаменательное событие, как помолвка. Но вряд ли Грейс так просто отпустит пуд мыслей, что навалился на нее после его откровений. И все же ему отчаянно хотелось ее отвлечь.
Выудив из коробки кольцо, он выпрямился, продолжая смотреть девушке в глаза. Ее хрупкая ладонь вновь оказалась в его руке, чтобы кольцо заняло свое законное место на безымянном пальце Грейс. Он чувствовал, как ее рука едва подрагивает от волнения, но наверняка вовсе не из-за романтического момента, о котором хотя бы раз в жизни мечтает каждая девушка, а потому, что ее не покидают тягостные мысли. Жизнь так похожа на зебру, и черные полосы сменяются белыми. Сейчас Маркус и Грейс стояли на границе между черным и белым, и Кейдан тянул возлюбленную за собой к светлому восприятию действительности. О плохом они еще успеют подумать, но потом. Стоит сделать над собой усилие и закрыть глаза на негатив, пусть он подождет в стороне. Плохое не убежит, а радость может ускользнуть как песок сквозь пальцы, хотя Маркус и будет стараться сделать так, чтобы только радость наполняла каждый день совместной жизни, которая начнется в скором времени. Хоть с завтрашнего дня.
Он наклонился к руке возлюбленной, чтобы запечатлеть поцелуй на тыльной стороне ее ладони. Кольцо сверкало на пальце, приковывая взгляд. Великолепное, шикарное, невероятное, как и его обладательница. Подняв глаза на Грейс, мужчина подошел к ней вплотную, чтобы взять ее лицо в свои ладони и посмотреть в глаза. В молчании и сосредоточенности, хотя на его губах играла радостная улыбка. Он не мог не радоваться этому моменту, и пусть она его не поймет или удивится, чему он радуется, но Кейдан был счастлив именно в этот момент. Она сказала "да", и более ничего важного для него сейчас не было. Только она и ее согласие.
- Ты должна знать только одно: я люблю тебя, а все остальное не имеет никакого значения, - прошептал он, смотря в ее карие глаза, в которых отражалось мерцание елочных гирлянд, - Есть только мы и наш мир. Все будет хорошо, - он ободряюще улыбнулся ей, а затем приник к ее губам. Мягко обняв Грейс за талию, он отдался поцелую, вкладывая в него максимум своих эмоций и бурлящих внутри чувств. Теперь на его плечах будет лежать ответственность за ее счастье и благополучие. Теперь от него будет зависеть, как часто она будет улыбаться, как часто будет радоваться и звонко смеяться. Хоть помолвка - это всего лишь маленький шаг в направлении к официально созданной ячейке, но Грейс уже была для него частью его жизни. Важной и бесценной. Они будут семьей, а он, как глава этой семьи, должен взять на себя ответственность за их семейное благополучие. А звучит-то как.
- Давай отложим все заботы и размышления на завтра, - оторваться от ее губ было сложно, но стоило сделать паузу, чтобы высказаться, - Тяжело закрыть глаза на все услышанное, но... попробуй это сделать. Забудь на этот вечер обо всем, что ты услышала, и отметь с радостной улыбкой на лице Рождество и нашу помолвку. Я так люблю твою улыбку, - Маркус вновь поднес руку к ее лицу и по привычке провел большим пальцем по нижней губе Грейс. По спине пробежал электрический разряд, заставив мурашки выскочить из кожи как будто с вопросом: что случилось? Случилась Грейс в его жизни. И все постепенно менялось.

little bonus
http://s7.uploads.ru/zOFsZ.gif

+1

41

- И я люблю тебя, - Грейс ответила на поцелуй, прижимаясь ближе к Маркусу. Все действительно будет хорошо, раз он ей это пообещал. Маркус никогда не обманывал ее доверие. И это признание было еще одним, пусть и горьким, доказательство его честности. Теперь стало на одного человека, посвященного в эту тайну, больше. И Маркусу не нужно лишний раз просить сохранить её этот секрет. Грейс умела хранить тайны. К тому же, она прекрасно понимала, что рассказывать это откровение кому-либо другому означало подставить его под удар. Что ж, надо сказать, она полюбила самого необычного мужчину на свете. Но самого лучшего.
- Я постараюсь, - ответ был честным. Пообещать выкинуть все из памяти она не могла. Слишком трудно забыть то, что практически перевернуло сейчас ее жизнь. – Мой будущий муж – авторитетное лицо в криминальной группировке, - это прозвучало из ее уст совсем не так, как Грейс этого боялась, не осуждающе, как судья, выносящий приговор. Скорее иронично и даже как-то нереально. – Да, я постараюсь об этом забыть, - она рассмеялась, чувствуя, как чуть не охватившая ее истерика сходит на нет.
- Только учти, что… - Грейс запнулась, посмотрев на довольно улыбающегося Маркуса. Он был по-настоящему счастлив, словно и не надеялся, что Паркер ответит на его предложение согласием. Сейчас не самое лучшее время для подобного разговора. Маркус был прав. У них есть завтра, послезавтра, вся эта и следующая недели, месяцы… Да, теперь у них есть целая жизнь на двоих, чтобы задать не только эти вопросы. – Хотя, это действительно подождет. Ведь теперь ты от меня никуда не денешься, - она поднесла к его лицу руку с кольцом, шутливо помахав ей перед глазами мужчины. Только сейчас ее взгляд зацепило переливающееся при свете елочных гирлянд украшение. Не нужно быть ювелиром, чтобы догадаться, как дорого обошелся Маркусу этот подарок. Но эта мысль сейчас мелькала лишь на задворках ее сознания. С запозданием ее накрыла та волна романтических чувств, которые испытывает, должно быть, каждая девушка в тот момент, когда говорит это заветное «да». С чисто женской заинтересованностью и восторгом она рассматривала бриллиантовое кольцо на своем безымянном пальце. Он явно выбирал эту красоту не в первом попавшемся магазине. Чтобы отыскать такую вещь, нужно не только знать, где искать, но и понимать, для кого ты это выбираешь.  C этого момента начался обратный отсчет ее жизни в качестве мисс Паркер. Уже через несколько месяцев миру явится миссис Кейдан.
- Я совсем забыла, - Грейс обогнула Маркуса, присаживаясь на колени возле елки и среди серебряных гирлянд и мишуры, рассыпанной по полу вокруг новогодней красавицы и имитирующих снег, которого иногда так не хватало в Майами, вытащила спрятанный подарок – плоский прямоугольный сверток в темно-зеленой оберточной бумаге, перевязанный золотистой ленточкой, который она незаметно успела спрятать под елкой, пока Маркус накрывал на стол. Поднявшись с пола, она снова вернулась к мужчине. Нет, не просто к мужчине, а к своему будущему мужу. Эта мысль заставила ее улыбнуться, представив, как и любая девушка, предстоящую свадебную церемонию. Какой она будет? Где они соберут близких и друзей? А платье? Ей ведь еще предстоит промучиться над этим простым, как считает сильная половина человечества, занятием. Благо, ей есть, к кому обратиться за помощью. Когда одна из твоих лучших подруг – именитый дизайнер, то проблема с подвенечным нарядом не кажется уже такой уж сложной.
- Это Рождество стало самым необычным за все время, - она не планировала никакой речи, но желание появилось само собой. – И это не упрек, нет. Констатация факта. Я знаю, что сегодня мы наслаждаемся нашим двойным праздником, поэтому никаких вопросов, никаких просьб ты сейчас не услышишь. Я хочу сказать тебе совсем другое. Я счастлива. Уже который месяц рядом с тобой я счастлива, - она улыбнулась, заправляя выбившуюся прядку волос за ухо. – И что бы ты не сказал мне завтра, какие бы подробности той стороны твоей жизни я не узнала, - неприятное чувство кольнуло где-то внутри, боязнь услышать еще одно признание в чем-то ужасном. Но Грейс твердо была уверена, что она должна это знать. Лучше правда, чем жизнь в сомнениях, убивал ли твой муж или нет. – В общем, о чем бы ты мне не поведал, эти слова не заставят меня изменить свое решение. Я не уйду, не хлопну дверью. Просто постараюсь как-то это понять. Может, не сразу, может, тебе придется выслушать все, что я думаю обо всем этом, - она усмехнулась и свободной рукой взяла Маркуса за руку, заставляя их пальцы переплестись. – Я знаю, что сегодняшнее откровение далось тебе нелегко, поэтому… не бойся. Я полюбила тебя не за твои достоинства, которыми ты наделен сполна, не за какие-то другие качества, а просто потому, что… Да это и необъяснимо даже, - Грейс говорила все это не ради того, чтобы его успокоить, а чтобы донести до Маркуса, что она с ним, и в горе, и в радости. – Знаешь, как говорят, все плохое остается в прошлом. Я знаю Маркуса-фотографа, а теперь разреши мне увидеть тебя в несколько другом амплуа, - Грейс протянула ему свой подарок, гадая, какая будет его реакция. У нее были причины для волнения: вдруг Маркусу не понравится расположение или же площадь помещения покажется ему слишком большой или же слишком маленькой… В общем, ее волнения должны были разрешиться через секунду.
За окном раздались первые всполохи праздничного салюта, окрашивая небо во все цвета радуги.
- С Рождеством, любимый.

Подарок.

Ресторан) На интерьер можешь закрыть глаза, это поле деятельности для твоей фантазии)
http://s7.uploads.ru/t/DzO0I.jpg
с выходом на крышу
http://s7.uploads.ru/t/uwVgt.jpg

+2

42

Она всегда его удивляла. Ее внимательное отношение к мелочам и фразам, заостренное на как будто бы невзначай оброненных фразах, которые она запоминала. Бережно откладывая в памяти все его предпочтения, она всегда знала, что ему нравится, а что - нет. Между ними сразу установились прочные отношения, основанные на искренности и открытости. Без этих сопливых сюсюканий и слащавых выражений, от которых мог бы запросто развиться сахарный диабет. Они были выше этого, предпочитая простое человеческое общение вымышленным и наигранным фразам, которые сыпали окружающие. Они не обращали внимание на других, они вели себя так, как им было удобно, так, как им того хотелось. Поэтому их манера общения смахивала на взаимоотношения между дамой и кавалером прошлых веков, когда использовались высокие речи и красивые словца, чтобы показать свое воспитание, образование и чувства, испытываемые к своей пассии. Между ними всегда все было интересно и удивительно. Не как у всех.
Маркус держал в руках папку и внимательно рассматривал вложенные документы: договор аренды с правом выкупа в любой момент, чертежи здания и даже фотографии, демонстрирующие, как выглядит сейчас ресторан. Будучи уже давно закрытым, как говорилось в документах, он требовал основательной переделки, и Кейдан был этому несказанно рад: он сможет сделать все так, ему захочется. А еще он не мог поверить в то, что Грейс сделала ему такой подарок. Вероятно, по его лицу сейчас много было понятно: искренне удивление сменилось легкой растерянностью, которая тут же оказалась выброшена за борт радостью. Он давно думал о собственном ресторане, но у него никак не хватало времени заняться поиском подходящего места. И тем более у него не было времени для бумажной волокиты и выяснения всех важных моментов, которые Грейс взяла на себя.
- Невероятно, - усмехнулся Маркус, закрывая папку после того, как он вдоволь начитался и насмотрелся на документы, - Я даже представить себе не мог, что живу вместе с феей, - он убрал папку в сторону и подошел к девушке, чтобы крепко ее обнять и поцеловать, - Ты исполняешь все мои желания, может и у тебя есть какой-то секрет? - может, он в кассу попытался обратить всю ситуацию в шутку, он лично ему стало значительно легче. Камень с души не упал, но огромные валуны определенно скатились вниз. Дышалось проще, и он с нежностью посмотрел на Грейс, поглаживая ее спину ладонью. Теперь вечер приобретал действительно праздничную атмосферу, они оба разглядывали свои подарки и улыбались, смотря краем глаза друг на друга. Неловкость уходила, уступая место хорошему настроению. Как будто ничего и не случилось.
В более приподнятом настроении они уселись за стол, чтобы наконец-таки начать праздновать. За окном уже бушевали фейерверки, слышался далекий грохот хлопушек у здания мэрии. Горели яркие огни и каждый дом светился разноцветными фонарями, окнами и вывесками. Под трансляцию всего происходящего на главной улице страны - Таймс Сквер, Маркус откупорил бутылку вина, принесенную с кухни, чтобы Грейс насладился красным полусладким, ведь с шампанским дела у нее обстоят не очень хорошо. Сам же Кейдан за минут пятнадцать опустошил бутылку шампанского и почувствовал себя действительно довольным. Спокойным, радостным и счастливым. Впервые за долгое время. Конечно, сейчас ему не хватало отца, который разделил бы с ними радость сегодняшнего дня, а именно помолвки. Но это все еще впереди.
- За нас, - предложил тост Кейдан, когда бокалы были наполнены, а за всеми этими переживаниями и обсуждениями они не заметили, как до 12 часов осталось всего 5 минут, - С завтрашнего дня у нас начнется новая жизнь, - папка лежала на диване, и Маркус кивнул в ее сторону, чтобы высказать вслух появившуюся в голове мысль: - Мы пойдем и возьмем отпуск. Оба. Чтобы заняться своими делами. Я возьму на себя ресторан, а ты - наш дом, - он хитро улыбнулся, смотря на Грейс, - Я хочу, чтобы мы жили вместе рядом с нашим рестораном, и предлагаю переехать в более просторное жилище, обустройство которого ты возьмешь на себя. Я помогу тебе во всем, ты только скажи, - можно было не сомневаться в том, что эта новость вызовет у девушки восхищение. Да он и сам был несказанно рад тому, как удачно все складывается.
Рождество. Вечер чудес. Вечер надежд. Первый шаг в их новой жизни.

+1

43

Она с нетерпением ждала, наблюдала, как Маркус развязывает ленту, которая золотой змейкой падает на пол между ними, как шелестит оберточная бумага и как кожаная папка оказывается в его руках. Еще одно мгновение – и взгляд мужчины приковывается к документам. Сразу стало понятно, что он не в первый раз видел перед собой такие бумаги. Оно и понятно, в его профессии с деловыми бумагами сталкиваешься довольно часто. По тому, как быстро на его лице отразилось удивление, Грейс поняла, что он дошел до самого главного, и довольно улыбнулась. Все-таки приятно делать подарки и особенно приятно, когда тебя одаривают таким восхищенно-благодарным взглядом.
- Ты помнешь фее крылышки, - засмеялась Грейс, оказываясь в крепких объятиях любимого мужчины. Спокойствие снова возвращалось в их дом. Когда тебе хорошо, плохое быстро забывается. И сейчас Грейс хотела думать только о Рождестве, об их с Маркусом обозримом будущем, а не о его принадлежности к криминалу. Действительно, эта часть жизни была с Кейданом все это время: и когда он спас ее около клуба, и когда они сидели в кафе, и когда вместе радовались шоу в океанариуме. Всегда. Просто Грейс этого не знала, поэтому у нее был редкий шанс непредвзято сложить мнение о Маркусе. Знай она изначально, что он преступник, связала бы с ним жизнь? Сложный вопрос, но ответ у нее имелся. Да, безусловно. Только не так скоро. Было бы много препятствий, много углов, которые им бы пришлось обходить, много сомнений и недоверия, а то, что Маркус сохранил этот секрет до этого важного дня, стало залогом их счастья, как не парадоксально. Грейс уже успела узнать Маркуса, влюбиться в него, полюбить так, как никого до этого не любила. Поэтому это открытие просто стало испытанием, а не преградой.
Только сейчас они вспомнили о том, что на столе их дожидается рождественский ужин. Утка успела остыть, но от этого ее вкусовые качества ни чуть не проигрывали. Зная о ее нелюбви к шампанскому, Маркус позаботился, чтобы ее бокал наполнился алым вином. Сам же Кейдан Рождество встречал, как положено, с шампанским, с которым справился за считанные минуты. Грейс только посмеивалась, глядя, как он снова наполняет свой бокал. После сегодняшнего вечера откровений не грех было расслабиться.
- За нас, - поддержала она тост, прикасаясь к бокалу Маркуса. Как же было приятно видеть его в приподнятом настроении! Теперь это зависело отчасти и от нее.
- Отпуск? – Грейс удивленно посмотрела на Кейдана. С того дня, как она стала работать на Старка (а это уже больше года), об отдыхе она не думала. Хватало выходных и праздников. До этого хватало, потому что Грейс принадлежала только самой себе. Сейчас все изменилось. Не кардинально, но теперь она практически замужняя дама. И в принципе, по всем законам жанра, работа должна стать для нее не первым в списке приоритетов. Так оно и было. Ее почти что муж был все конкуренции, но отказываться от того, к чему она шла пять лет института, Грейс не собиралась. Да Маркус и не просил об этом. Только отпуск. Хороший, полноценный отпуск. Действительно, нужно заняться квартирой, рестораном, свадьбой. Да, даже подумать о девичнике и, в первую очередь, о том, как объяснить подругам, почему она не сказала им раньше, что встретила такого потрясающего мужчину.
- Надеюсь, Старк не поскупится дать мне месяц отдыха, - вынесла свой вердикт Грейс после минуты раздумий.
Да, впереди их ждала новая жизнь. Грейс не знала, что будет дальше, через месяц или год. Но ей хватало одного: уверенности в том, что их с Маркусом счастье нерушимо.

+1


Вы здесь » Miami: real life » Apartments » Mr.J apartments.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC