Вверх страницы
Вниз страницы

23.01 ФОРУМ ЗАКРЫТ НА РЕМОНТ! Гостям регистрироваться разрешено. Уважаемые игроки, свои вопросы, предложения или пожелания вы можете оставить в этой теме. Майами любит Вас!)










Уважаемые гости,
не сидите на главной странице, поскорее регистрируйтесь и погружайтесь в кипящую жизнь нашего Майами!

Зима (дек, янв, фев), 2012/13 год
Система игры: гибрид
Рейтинг: NС-17

Hustler - лучший стриптиз клуб Glee: we can fly Toronto: Inspire Me

Miami: real life

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Miami: real life » Archive » the Grinch that stole Christmas /25/12/2012


the Grinch that stole Christmas /25/12/2012

Сообщений 1 страница 18 из 18

1

Сказка о том, что даже избалованного мужчину можно удивить подарком,
о забытых тлеющих в камине угольках и женской нервозности перед праздниками.


http://s4.uploads.ru/1GHhL.gif

Good Boy: TONY

Zermatt, Switzerland

Bad Santa: ODETTE

+5

2

Train - Shake Up Christmas.let's december it and reassemble it.
it's christmas time. – ©.

Снег в этом году валил напропалую: огромные снежинки бабушкиными вязаными кружевными салфетками устилали землю, лезли в рот и, уж тем более, норовили совершить самоубийство и заползти под одежду, вне зависимости от того, были ли это отвороты перчаток или шиворот. Старк поймал себя на мысли, что давно не видел такой зимы в Церматте.
Осторожно, – мужчина сделал выпад и аккуратно подхватил идущую перед ним в паре шагов девушку за талию, притягивая к себе и уберегая от очередного сугроба: это было словно проклятие, но местность вокруг шале была на них до скрипа в зубах "активна". Коробка рождественских игрушек в женских руках звякнула. Энтони улыбнулся: звук был настолько непривычен для него в это время года и в данной локации, насколько убийственно умиротворяющ. На автономном управлении пришлось рукой в перчатке также вытряхнуть из пушистого женского капюшона запасы на лето, которые явно бы никогда не помешали в Майами в разгар июльской жары. Что ж, еще несколько десятков метров – и они будут на месте.

Поберегись! – дверь в дом открылась исключительно с третьей попытки и не менее исключительно с ноги, поэтому с верхней деревяшки дверной коробки свалилась фактически лавина, и ёлка в руках Энтони попала в свою родную среду, словно ее никогда из леса и не выносили; Старк тут же лишний раз за день поклялся, что никогда не забудет нарядить ёлку на Рождество. Да что тут нарядить, – пробурчало подсознание, вспоминая, насколько факт того, что ёлки по умолчанию в доме нет, расстроил Одетт, а вариант нарядить ту симпатичную под окошком девушке не подошел.

Хочешь жить – умей вертеться, совершенно справедливо гласит известная поговорка.
Буквально прикрывая молодую женщину собой, генеральный директор одной компании втолкнул внутрь обоих и поспешно затворил за собой дверь. В доме стоял полумрак: пока они гуляли по деревне в поисках украшений и прочей утвари, на Альпы успели спуститься сумерки, и глянцевая поверхность каминной вытяжки играла в бордовых лучах заката.

Аккуратно сделав пару шагов вперед, Старк отточенным движением бросил в камин полено и бережно раздул огонь с длинной спички, только после этого сбрасывая мокрую от подтаявшего снега куртку на пол.
Взъерошив волосы, мужчина, наконец, обернулся к стоявшей на пороге молодой женщине, чувствуя как покалывает теплом обмороженные щеки и широко улыбаясь, прежде бросая взгляд на наручные часы.
Нам нужно очень оперативно наряжать ёлку.

Отредактировано Tony Stark (2013-07-25 22:37:33)

+2

3

Праздники в семействе Вэман всегда проходили душевно, только воспоминания двадцатилетней давности давно стерлись из сознания Одетт, не оставив после себя и горстки пепла. Она не помнила ни того, что отец просиживал весь день за печатной машинкой, ни того, что ее мать крутилась на кухне, готовя фирменное рагу, ни того, как они вместе, семьей, сидели за столом, и Джеймс зачитывал свои короткие небылицы о происходящем празднестве.

Рождество этого года казалось Одетт заснеженной сказкой за тридевять земель, что географически уместно расположились на горнолыжном курорте в Швейцарии. Поэтому в этот первый раз, когда ей наконец удастся отметить этот праздник по всем канонам, хоть и не в кругу семьи, но без сомнения с одним из самых близких ей людей, в ней бурлило и буквально правило всем нутром непостижимое логике желание идеала. В комнате у камина должна быть идеальная ель, под ней расположатся идеальные подарки, а на своего мужчину следует надеть идеальный колпак, купленный заранее в качестве одного из сюрпризов на долгожданный вечер. И по сравнению с остальными подарками, готовыми свалиться на жертвенную голову Тони Старка, этот был самым невинным.

А елка не слишком пушистая? Может нужно было купить синюю мишуру, а не красную? Мысли крутились под аккомпанемент мягко скрипевшего под ботинками снега. Похоже я превращаюсь в параноика. Интересно, параноики признают себя параноиками? Задумавшись над следствиями и причинами девушка едва не проворонила еще один сугроб. Только будучи пойманной в полушаге от катастрофы, Одетт очнулась от наваждения, быстро перекатившись на пятки и прижавшись спиной к спасителю, для которого по всей видимости вытаскивать ее из очередного снежного кома и снова переживать тот ужасный предпраздничный сбор важных ингредиентов было бы кошмарным наказанием за ее же неосторожность.

Собственно, карать себя и любимого за то, что приготовления не были по традиции окончены заранее, шатенка не собиралась, все-таки поездка была скорее спонтанным капризом уважаемого Э.Старка… Хорошо, с помощью совершенно безвредного предположения Одетт о том, как было бы неплохо провести время вдвоем подальше от любопытных глаз. Вот только девушка определенно точно не предполагала, что окажется на другом континенте и так близко к родине. До Ирландии ведь рукой подать…

На этот раз пустив своего путеводителя вперед, девушка осторожно плелась сзади, поглядывая в основном на разноцветные игрушки в картонной коробке, так и норовившим из нее выпрыгнуть и покатиться по снежной дорожке. Воображение обыгрывало сцены из Колобка с массовым бегством рождественских шариков и ролями дедушки и бабушки, что достались бы двоим путешествующим, но тут же было послано хозяйкой к лисе на съедение. Одетт старалась сейчас не подпускать себя к мыслям о семейных отношениях, неопределенностей в отношениях, ровно, как и белых пятен, всегда будет достаточно.

Поглощенная мыслями, девушка лишь благодарно улыбнулась, будучи снова спасенной, теперь уже от поджидающей их головы на крыше лавины. We wish you a merry Christmas and a Happy New Year, если конечно доживем до последнего. Старк, весь день игравший роль всесильного опекуна, едва ли не выломал дверь для того, чтобы пара, наконец, смогла попасть внутрь дома. И пока глаза девушки привыкали к полумраку после ослепительных и действительно белоснежных украшений улиц, коробка из рук перекочевывала на ближайший кофейный столик. Как-то излишне по-детски попрыгав на придверном коврике, Одетт сбросила налетевшие на пуховик снежинки.

- Совершенно не жалею о пешей прогулке, - как бы невзначай подчеркнула она, показав мужчине кончик языка и довольно сощурившись, она прошла вперед, замерев рядом с мужчиной в двух шагах от еще едва гревшего камина, попутно скидывая свою куртку неподалеку от мужской. – Зачем оперативно? – вспомнив о недавно озвученных словах, она плавно расположила еще холодные ладошки на чужой шее, расплываясь в тонкой улыбке. – Единственные гости это мы, - чуть приподнявшись, шатенка едва коснулась уголка родных губ своими:- Может, не будем спешить хотя бы сегодня?

+2

4

Соблазн был велик.
Старк невольно затаил дыхание, начиная нормально дышать секундой позже, как женские ладошки оккупировали его шею, напоминая о их с Одетт славном дневном путешествии собственной температурой. Улыбка сама по себе появилась на губах: он так редко видел её столь... домашней. Никогда как последний раз подойдёт? Особенно если не считать моменты, когда она, тёплая и сонная, лежала на его постели звездочкой, заслуженно умиротворенно из-за того, что к утру, наконец, было приватизировано одеяло. Его маленькая девочка. Подсознание насмешливо отозвалось, что явно не взрослее кое-кого, кто навечно застрял в песочнице, но все саркастичные комментарии быстро растаяли, как мороженое на пляже под палящими лучами солнца, когда руки, не удосужившись поинтересоваться предпочтениями хозяина, заползли под миниатюрный свитер крупной вязки, греясь в свою очередь, комфортно устраиваясь у пояса утепленных брюк на тонкой маячной ткани.
Как раз если бы у нас были гости, — Энтони иронично усмехнулся, заглядывая в родные, явно нарывающиеся на продолжение приключений глаза, — я бы не торопился. — Генеральный директор никогда не понимал такое неблагодарное занятие, как развлекать альтруизмом прочих эгоистов, желающих урвать кусок посочнее на празднике жизни. — Не считая, конечно, таких субъектов, как твой отец и моя сестра. — Запечатлев целомудренный поцелуй на румяной щеке, мужчина решил пожертвовать комфортом и отдалиться в пользу наряженной ёлки, чье убранство до Рождества трудами его спутников грозило кануть в небытие. Отойдя на пару шагов, Тони внезапно озаренно прищелкнул пальцами, подмигивая молодой женщине и решительно перебрасывая выуженный из коробки блестящий шарик: — И, наверное, ещё Нико.
Всё равно маленькая вымогательница и так всё знала, а бегать от её проворности и страшной хватки пятилетнего ребенка-почемучки было сродни особо жестокому самоубийству. Как пытаться наглотаться снотворного —
и в результате принять слишком сильную дозу, ожидая рвотных воскресительных порывов. Отвернувшись, Старк усмехнулся, невольно качая головой и сталкиваясь с очевидным выводом, что, за сим, Аллегре по умолчанию нельзя было не любить.

Отойдя к двери, мужчина снова натянул перчатки, подхватывая внушительный пушистый символ праздника и, взвалив на плечо, оттаскивая ближе к камину. Монстрик пришелся гостиной по вкусу, и вскоре генеральный директор уже освобождал нежные зелёные лапки из плена бечевки карманным ножом, как дарует хозяин на последнем желании свободу джину из бутылки.
Voila, — зажимая в зубах лезвие подвел итог Старк, сдвигая статную ель ещё на пару сантиметров. Стащив перчатки, мужчина оглядел своё творение — теперь идеально.

Вслед за шариком из коробки оказалась выужена блестящая красная мишура, тут же переброшенная шалью на тонкую женскую шею, прежде чем мужчина сам погрузился в исследование закупленного, с усмешкой коротко целуя собственного секретаря.
Трудитесь, мисс Вэман, родина Вас не забудет.

+2

5

Озвученный список всегда желанных на празднике гостей, вызвал у Одетт неоднозначно смешанные чувства. С одной стороны всё правильно и логично (с этим пунктами «как всегда» никак не вязалось и дружбы не водило): самые близкие родственники с обеих сторон и очаровательная подруга. Хотя на Николетт тоже смело можно вешать ярлычок семьи, и не будь Вэман уверена в алиби своего мужчины, то определенно сочла бы столь неординарную и давно полюбившуюся ей девушку за его дочь. Девушка на мгновение обняла себя руками, успокаивая накатившую дрожь. Но вернемся к одолевшим ее беспокойную душу смешанным чувствам, там где на другой стороне, более темной и потаенной, успешно поселились мысли о неловкости, до сих пор испытываемой ею при каждой встречи с  Аэнор, для успокоения собственной души надеясь, что нечто подобное также чувствует Старк при виде ее отца. Даже если последний разыграл сцену раскрытия одной из тайн Вселенной подозрительно профессионально и спокойно, то скрыть улики о продаже гладкоствольного ружья и четыре пустые именинные бутылки скотча ему не удалось. Будем успокаивать себя мыслью, что писатель просто нашел себе очередное мимолетное хобби и сейчас где-нибудь в поле отстреливает дорогой чайный сервиз, подаренный обезумевшей фанаткой.

Смирившись с приведенным аргументом, больше сыгравшем на чувствах аномального умиления, Вэман шумно вздохнула, покачав головой. И все равно я не хочу спешить. Что было плохого в желании растянуть моменты? И она уверена, Тони прекрасно понимал его, но Рождество ведь один раз в году и проводить полночи распушевывая каждую веточку просто неразумная трата драгоценного времени. Да, эта версия событий самая предсказуемая, но раскрывать другую в разы более важную и оттого приносящую волнения по формуле геометрической прогрессии пока не было резона. Растерев едва согретую теплыми губами щеку, Одетт на собственное удивление ловко поймала драгоценный шарик свободной рукой, тут же пригрозив мужчине указательным пальцем, чтобы тот не баловался с игрушками, мысленно гневаясь на паталогически рвущиеся наружу инстинкты. Долбаное женское начало, - напомнил разум, натягивая на уши рождественский колпак.

- Брависсимо, мастер! – широко улыбнувшись, девушка воодушевленно зааплодировала проделанной работе, оценив новое положение колючего темно-зеленого дерева. Наблюдение за процессом само собой превратилось в откровенное любование работающим мужчиной, и благо Старк был слишком увлечен делом, чтобы заметить подобное поведение. Как говорят, вечно можно смотреть на три вещи: огонь, воду и то, как работают другие с поправкой не на собственную непричастность, а скорее на увлеченность, и последней у ее мужчины, поверьте, всегда было с лишком.

Демонстративно закинув на плечо один из концов нового «шарфика», девушка гордо подняла голову и, быстро отдав честь своему командиру, принялась неспешно развешивать шарики. Первой жертвой стал блестящий шарик, едва не пострадавший от ее способностей «ловли» и простительного дурачества второго обвиняемого. Мишура будет последним штрихом в их маленьком творческом самовыражении. Пожалуй, именно так работают эльфы на фабрике у Санта Клауса, осторожно передают игрушки по цепочке и укладывают в красный мешок, пока Рудольф и команда отбивают рождественскую мелодию подковами на копытах.

Протянув последнюю деталь, фарфоровую посеребренную звездочку, Одетт с чувством исполненного долга одобрительно кивнула, приобнимая своего мужчину и мягко касаясь его щеки губами. – Родина может спокойно отмечать? Или нужно что-то еще? – поджимая губы и бросая виноватый взгляд на карие глаза: - Я в этом дилетант, не забывай, милый.

+2

6

Будучи ещё ребёнком, из разнообразных приготовлений к Рождеству забава, обозначенная украшением ёлки была у Старка наиболее любимой из всей череды остальных нудных и скучных вроде составления длинного списка якобы желанных гостей, многие из которых любят повторять о том, как ты вырос и сколько лет они тебя не видели, и вообще как об этом сожалеют. С того же самого детства Тони не выносил лицемерия, поэтому, совершив стандартный круг почёта, всегда забивался на чердаке датского семейного коттеджа, поглядывая на звёзды в старый отцовский телескоп, оставляя Аэнор внизу за каноничным девчачьим занятием — наслаждаться праздником.
А когда миссис Кьяра Старк через пару-тройку часов обнаруживала сына за пренебрежением правилами этикета, то всегда грозила ему перед отповедью пальцем — точь в точь, как это сейчас провернула Одетт. В глазах мужчины мелькнул странный оттенок узнавания, и Энтони невольно выгнул бровь, больше из-за нежданно нахлынувших воспоминаний, нежели на самом деле из-за возмущения или, скорее, удивления увиденным. В такие моменты генеральный директор часто радовался, что, несмотря на научную статистику, Вэман совершенно не походила на его чопорную мать, поэтому тревога в судорогах забилась под плинтус, сразу ощутив, что ошиблась адресом. И все у них будет хорошо, — прочитав мантру, Старк подбросил поленьев в открытый огонь и, отогнав своих демонов, с тонкой лисьей улыбкой откочевал к гораздо более скромной коробке, чем предыдущая, забитая доверху украшениями, прежде чем извлечь из первой небольшую поделку, скрытую хрустящей белой бумагой. Он успел забежать за вещицей, когда Одетт костерила одного из торговцев за бессовестность во время туристического сезона, и, честно говоря, мужчина был очень неудачливому прохвосту благодарен.
Последний штрих. Подержи секунду, — приблизившись к молодой женщине, Энтони передал эстафету из рук в руки, разворачивая обертку и не дожидаясь каких-либо комментариев, едва чужие ладони обхватили хрупкую фигурку; из-под дымчатой упаковки дюйм за дюймом показался небольшой хрустальный медвежонок в рождественском колпаке, умиротворенно сопящий в обнимку с, на первый взгляд, внушительных размеров ледником, как с любимой конфеткой. — Это гора Маттерхорн. На неё ходят смотреть на удачу. — Старк констатировал историю потому, что был должен, нежели из-за нелепой попытки восполнить и без того впечатляющие познания стоящей перед ним девушки. — Учитывая, что из-за снегопада мы так туда и не попали, то предлагаю считать это нашим маленьким символом везения на следующий год.
И, бесцеремонно подхватив девушку за талию, предварительно развернув к себе спиной, генеральный директор приподнял своего секретаря в воздух, позволяя нацепить на верхушку ёлки маленький презент.

Едва поставив молодую женщину обратно на пол, Старк без обиняков чмокнул её в лоб, подводя итог суматохе.
Я займусь глинтвейном. — Они оба порядочно замерзли, поэтому стоило, наконец, заняться чем-нибудь полезным.
Энтони на босу ногу зашагал в сторону кухни, беззаботно напевая один из крутящихся по радио рождественских хитов.

+2

7

На несколько мгновений Одетт почувствовала себя маленьким ребенком, которому доверили очень важную миссию, убивать дракона его разумеется не просили, но украсить елку завершающей общую картину деталью, как будто действительно подводить итог проделанной работе. В десятке, да что там, сотне просмотренных ею рождественских сказках, тех что принято смотреть семьей перед праздничным ужином и вдохновляющих даже самых чопорных людей на веру в добро и магию этого дня, всегда уделяли особое внимание именно этому моменту, будто бы наряженная и блиставшая всевозможными оттенками празднества обретала особенную магическую силу только с насаженной на верхушку звездочкой. Врученный, даже доверенный ей с широкой души любимого Старка хрустальный мишка притягивал внимание и по-своему завораживал: тонко очерченные детали, небольшая гора с вырезанными склонами, и маленькие язычки пламени из камина по волшебному отсвечивающиеся внутри, как маленькая существующая душа у приготовленной игрушки. Один взгляд на него, и необъятной теплой негой по телу девушки расплывалось осознание: для Тони это Рождество значило никак не меньше; отрезвлял лишь легкий укол совести за излишнюю взвинченность перед поездкой и неоправданное эгоистичное волнение.

Занимала ли удача особое место в их отношениях? Да, определенно, точно, стопроцентно и выше. Слепая удача заставляла их быть в нужном месте в нужное время, как по предварительному сговору Вселенной, и пусть раньше Вэман часто грешила на Тартар, сейчас авторитет напрямую был у госпожи Фортуны, щеголяющей в золотых одеяниях и вертящей колесо на тонких пальчиках. - Везение нам никогда не помешает, - бездумно ответила она, и буквально за долю секунды прежде чем быть поднятой над полом отмахнулась свободной рукой от возможно зародившегося удивления или еще хуже вопросов, на которые отвечать она не была готова, только не с ее прямотой и просто невозможностью врать этому человеку. Всему свое время. А завернутый в оберточную бумагу «свиток» пока пусть покоится в глубине ее дорожной сумки.

И вот драгоценный мишка в обнимку с горой на верхушке наряженной ёлки, как диадема на голове у принцессы перед предстоящим судьбоносным балом. Бросив оценивающий взгляд на совместное творение, Одетт в очередной раз одобряюще кивнула, как делала это весь день при выборе украшений, проводимого так же тщательно, как это должно быть делают ювелиры с рабочим материалом. Все обязано быть идеальным, даже если пресловутого идеала не существует. Только не в этот вечер. Их судьбоносный бал.

Предвкушение всегда имело над ней особую власть, а сейчас девушка не могла дождаться празднования. Так странно, ведь меньше получаса назад ей хотелось остановить время.

- Если нетрудно, приготовь для меня на соке, - вдогонку крикнула она, как можно спокойнее и как будто вскользь, стараясь не привлекать особого внимания к своей просьбе. Нет, ведь ничего странного в желании не употреблять алкоголь? Разум как-то недобро хихикнул, стараясь не напоминать хозяйке о его роли в общем и чем сулил отказ от обычаев. Просто расслабься. Дьявол, только слепой не заметил бы, как сильно натянуты были ее нервные струнки, вот-вот готовые лопнуть при любом хоть как-то подозревающем вопросе. Знакомьтесь, дамы и господа, Одетт Вэман - женщина не умеющая хранить даже собственные тайны. Коротко вздохнув, девушка быстро начала собирать в коробку разлетевшуюся бумагу, ранее служившую упаковкой для особо ценных и дорогих шариков.

+2

8

В голове по-прежнему звучала мелодия, изредка спеваясь с накатывающими воспоминаниями, но вскоре быстро уходя в звонкий полный превосходства фальцет, поэтому замечание со стороны Одетт Старк, может, и услышал, но переварил определенно не сразу. Мужчина достал из жестких бумажных магазинных пакетов нужные баночки со специями и, сменив репертуар на «White Christmas», так же беззаботно, как и прежде, отошел к кухонной зоне, гремя джезвами, ковшиками и прочими полезными в хозяйстве маленькими кастрюльками, к которым прикасался не более, чем дважды или трижды в год, во время собственных посещений здешней берлоги. С его образом жизни Энтони вообще мог бы не иметь здесь посуды, если бы не его слишком великая и праведная нелюбовь к частому употреблению ресторанной кухни. Честно говоря, во всем мире находилась всего пара-тройка приличных заведений, которые генеральный директор архитектурной компании уважал от всей души, но все они находились далеко от Церматта, ближе к побережью волнующего Средиземноморья. За сим приходилось справляться собственными силами.

Выбрав нужный размер, Тони с видом победителя водрузил его на современную газовую плит; его всегда завораживало готовить на открытом огне. Мужчина мог бы и сподобиться перенести котелок на самый настоящий костер в их гостиной, который вполне позволял такие маневры, но это рождество было не самым удачным временем для экспериментов. Все должно было идти без сучка без задоринки – для неё.

Значение фразы добежало, матерясь и размахивая цветными флажками у посадочной полосы полету мыслей, аккурат тогда, когда Старк полез в винный шкаф дабы извлечь приличную бутылку классического каберне-совиньон в качестве избранного во служение на благо родине. Однако существительное «сок» так неожиданно прочно врезалось в память, что мужчина несильно громыхнул только что взятой в ладонь бутылью о деревянные полочки и ближайших соседей разномастного стекла. Какие-то мысли навязчиво стучались в черепную коробку, как нежданные гости, вероломные варвары, которых не приглашали на пиршество, но, глубоко вдохнув, Старк приложил все усилия, чтобы оставить их за дверью, и расправил плечи. Ему показалось, что температура в помещении подпрыгнула на пару градусом, но по-прежнему – по неведомой причине, по вороху предрассудков, которые кривили рожи на периметре сознания, не решая подлезать под яркую желтую ленту с ленивой надписью: «Crime scene». Непокорный напиток снова перекочевал в мужскую ладонь; ему не стоило расслабляться.

Старк попытался вспомнить, где они хранили виноградный сок, потому что, если задуматься, во время всего отдыха Одетт на самом деле не взяла ни капли спиртного в рот. Может, девочка решила встать, в отличие от тебя, на путь истинный-таки не в полтинник, чего ты паникуешь?
«Паника? Какая паника?» – быстро среагировала заспавшаяся логика, и совесть с голосом разума быстро прикрыли глаза ладонями.

Если Вы надеетесь обыграть меня в бильярд, напоив, мисс Вэман, то уверяю, что Вам это все равно ничего не даст. –  насмешливо отозвавшись, мужчина вооружился штопором и в несколько уверенных движений высадил пробку. – Но желание дамы – закон.

Прежде чем отправиться на поиски сока в ближайший шкафчик, Энтони бегло одарил молодую женщину, казалось бы, совершенно непритязательным взглядом:
–  Всё в порядке? – и встал на цыпочки, заглядывая на верхние кухонные полки, где обычно хранил безалкогольные напитки, отрешенно поводя ступней по собственной голени.

+2

9

Вспомните, как раньше поступали с гонцами, принесшими дурную весть. Кипящее масло в бочках или огромных казанах, спущенные «шкуры» несчастных страдальцев - слишком бурное воображение связало живот в узелок, а чересчур кровавые картины почти подозвали к горлу ком. Проблема Одетт Вэман заключалась как раз в неуверенности будет ли ее новость подарком для любимого мужчины. Не сомневавшаяся в нем до этого девушка уверенно шла к пропасти паранойи, где всяк и каждый казался если не врагом, то определенно не лицом, которому можно доверять. Во-первых, они подобного точно не планировали, хотя с другой стороны, когда они что-либо вообще планировали, не считая рабочего расписания и «пообедаем завтра?» запиской на рабочем столе. Во-вторых, девушка едва на днях определилась какие чувства испытывает она сама, а ведь у нее была почти неделя в "запасе" до отъезда. В любом случае это Рождество останется незабываемым, и Одетт под влиянием нахлынувших чувств молила всех богов о хороших воспоминаниях и happy end'е, а не о возможном утреннем перелете в штаты в одиночку. Неуверенность всегда обдавала ее затылок хриплым холодным дыханием, исправится ли это со временем или придется записаться на шоковую терапию, кто на самом деле знает, какую кашу замесило нервное сознание в ее и без того вечно накручивающей и хватающей все самое бесполезное для переговоров головушке.

Тони вкусно громыхал утварью на кухне, и в спокойное время это наверняка вызвало сотню неуместных ассоциаций, но пока мысли с плакатами «Правда народу!» маршировали внутри, сложно было сосредоточиться на чем-то кроме зацикленности на поведении. Попробуйте сыграть себя нормального, когда внутри все переворачивается с ног на голову и от каждого слова бросает то в лед, то в пекло. Надо определенно заняться йогой и медитацией. Или боксом, - саркастически подметил разум, не обременяя хозяйку логическими цепочками, за что и был послан освежиться на вершину горы не Маттерхорн, а куда более далекую где-нибудь в Гималаях.

Широко улыбнувшись, Вэман покачала головой на занятное замечание, иронично отвечая: - А в него еще и играть можно? Ммм. Надо как-нибудь добраться до кия, и ты меня всему научишь, - не сдержавшись, она показала мужчине кончик языка, мысленно хваля свое мимолетное спокойствие, тут же уплывающего в далекие дали со следующим вопросом.

- Угу, - криво улыбнувшись, девушка быстро отвернулась, якобы увлеченная делом, которого не было в помине, лишь бы не вызвать еще больше подозрений и вопросов. Даже этот короткий ответ заставил сильно прикусить губу в наказание за ложь. Нет, не в порядке, вызывайте спасательную службу, ибо буря вот-вот накроет ее с головой.

Схожу за пледом, - немного охрипшим от волнения голосом, что прибавило капельку паники в внутренний коктейль. Термоядерный «Несдержанность» готов к употреблению, не забудьте трубочку и все же не торопитесь, иначе утром адские головные боли будут преследовать вас по пятам. Да возьми же себя в руки, женщина. Одернув руки по швам, размеренным шагом Одетт направилась в спальню, замерев в дверном проеме на несколько секунд. Но этого было более чем достаточно.

- Я беременна, - шепотом, едва различимым на фоне трескающихся горящих бревен в камине, и следующим же шагом скрыться прочь, надеясь, что фраза волшебным способом растворилась или унеслась вслед за ней.

+3

10

Едва наклоненная, бутылка громко, почти пронзительно приложилась горлышком о край посудины, зашедшись в металлическом крике. Старк не знал, по нему ли звонил этот колокол, и звонил ли псевдо-колокол вообще, и не было ли это сигналом SOS по продвинутой системе азбуки Морзе. Впрочем, если говорить о том, о чем генеральный директор знал… то вряд ли мужчина был способен сложить дважды два в тот самый момент.

«Я беременна». Фраза наложила «вето» на прочие мысли и въелась в кожу; была ли она душистым ядом или качественным пряным мылом значения не имело. Имел смысл, имел право на существование только факт. Когда это могло произойти? – мысль лихорадочно заметалась по черепной коробке, разрывая острыми ноготочками серое вещество почти панически – и, в то же время, почти профессионально, дипломатически индифферентно. Церматт растворился в картинках, вспыхнувших перед глазами. Мужчина чувствовал, как сам становился собственной Швейцарией. Спасительной территорией, для остальных зачастую terra incognita, – которую захотели втянуть в войну.

Руку поедал тремор – вина вылилось гораздо больше, чем требовалось.

Оставшийся зиять в полутьме разожженного камина дверной проход сверкал смущением, доводящим до рвотного рефлекса страхом и чужой безысходностью. Бесконечно манящий.

Так и не удосужившись аккуратно составить бутылку на стол, Тони бросился за молодой женщиной следом. По его предположению, до искомой спальни она точно дойти еще не успела. Да и кому был нужен этот плед? Пошел к черту.

Судя по тому, как покачнулось темное стекло, что-то на интуитивном уровне подсказывало генеральному директору, что по возвращении он найдет на полу передержанные в бордовой жидкости осколки.

Старк настиг Одетт на середине коридора; от кухни не более двадцати шагов. Пройденных с разной скоростью, с разными мыслями. Поймав в крепкие объятия, предположительно обязанные стать предупредительными, Энтони максимально бережно, насколько позволял взбунтовавшийся темперамент, оттолкнул молодую женщину к стене, наваливаясь следом.

¬– Повтори. –  Хрипотца, может, и придавала шарма в обычной ситуации, но сейчас только усугубляла картину, вызванную испуганно расширившимися зрачками; с той поправкой, что мужчина понятия не имел, чего боялся. Только после этого, немного осознав собственные действия, генеральный директор облизнул пересохшие губы, осторожно обхватывая родное лицо ладонями и заглядывая в глаза: ¬– Повтори, что ты сказала.

+2

11

Ноги не слушались, почти заплетались узлами при каждом шаге, быстром или медленном, она даже не обратила внимания, едва сдерживая себя от похода «по стеночке». Не все так плохо, разыгрывать драму рано. Одетт оставалось всего лишь молить всех известных ей богов о невзрачности произнесенной фразы, неисполнимое желание, но не настолько глупое, как мольба о скверном слухе или несущей удачу невнимательности Старка.

Спокойствие, только спокойствие. В твоем положении противопоказаны любые волнения. «Положение» как-то излишне больно кольнуло в грудь если не осиновым колом, грозившим проделать дыру в сердце, то сотней зубочисток. Девушка замерла в полутора метре до двери в спальню, где ее внутренний инстинкт самосохранения бил не такую отчаянную тревогу как вблизи объекта N, именуемого в будущих документах в одной строке со словом «отец». И в каких же горах и во время какого катания он решил взять себе заслуженный отпуск и допустить подобный ляп в сценарии? К черту моральную подготовку и сглаживание грозящихся возникнуть углов, согласитесь, Тони Старк отнюдь не простой человек, и стоило бы учесть все аспекты перед тем как шокировать его новостями. Это не игра на бирже, спекуляция тут явно не к месту.

Громовой звук бьющегося стекла, сенсационно с огласом «внимание» вычурно алыми буквами на белоснежных событиях прошедшей недели, заставляет девушку вздрогнуть и пропустить нижнюю губу через плотно стиснутые зубы. Всего лишь случайность, просто бутылка выскользнула из рук. Наивно. Но вот приближающиеся шаги, в миг поймавшие ее плечи могучие руки, и она почти не соображала, что происходит, зажмурившись до боли в веках, пока не оказалась прижатой к стенке с вырванным из груди вздохом испуга. Его тон, казавшийся далеко от адекватного, резал по слуху, как острыми ногтями водить по стеклу. Ее тело пробила короткая дрожь не то от страха за состояние мужчины, не то от настигнувшего ее ужаса от осознания, что она, оказывается, так легко может его потерять.

- Ты слышал, - вопрос прозвучал как констатация, и пока страх брал верх над остальными эмоциями, Одетт прикрыла глаза, слишком много паники на двоих, чувствуя, что вряд ли будет готова произнести «приговор» вслух снова.

Но вот мягкие уже согревшиеся ладони на ее побледневших щеках, и тревога сама чуть отступает, делая несколько неуклюжих шагов позволяя наконец взглянуть родному, любимому мужчине в глаза. Все будет…хорошо? Неосознанно поджав губы, сглатывая противный сухой ком, осевший посередине горла, девушка чуть улыбнулась, придавая следующей фразе больше уверенности: - Я беременна. И ты станешь папой…, -  и не существовало никаких «если захочешь», оставшихся на старой футбольной трибуне, как запасные игроки, исключительно для «галочки».  – Тони.

+2

12

Если бы Старк соображал хоть на каплю больше, он бы, конечно, подумал о том, что подобным поведением мог молодую женщину порядочно напугать и что волноваться ей большей нельзя. И что дрожь, казалось бы, уже в их общем теле, сотканном из неуверенности в стоящем напротив человеке, вызвана отнюдь не хорошей жизнью. Но генеральный директор мог ясно мыслить едва ли, поэтому продолжал прижимать собственного секретаря к стенке затерянного в Альпах коттеджа, пытаясь что-то отчаянно высмотреть в женских глазах. Температура тела жаловалась на то, что мужчину ощутимо лихорадило, но вряд ли кто-то из них двоих был способен обратить на это внимание.

Он попросил – она повторила. Если это вообще была просьба, – укоризненно отметив, подсознание снова скрылось за ближайшим поворотом, не решившись вмешиваться с дальнейшими саркастическими комментариями.

«И ты станешь папой». Немного сменившись, пластинка снова заела на изначальном «Я беременна» и так и продолжала ходить взад-вперед, пока Тони Старк, известный плейбой (со скромной пометкой, что даже в свои сорок шесть, грозящие в скором времени добежать до полтинника), не планировавший уже даже жениться, не то что заводить детей, пытался переварить мысль о том, что его нынешняя пассия, по совместительству его секретарь, девушка, с которой у них разница фактически в поколение, залетела от него. Будем называть вещи своими именами.

Какой срок?

И она спокойно – насколько это возможно было в этой ситуации для них обоих – заявляла ему, что он станет отцом. Старк не любил вспоминать о своей погибшей невесте, но, учитывая те отношения, для него было в новинку не слышать истерик: «Что ты со мной сделал?!». Кларисса была до визга против иметь детей. Но тогда генеральному директору STARK COMPANY™ было тридцать пять, и он надеялся, что она одумается.

Но сейчас перед ним была она: беззащитная девочка. От Одетт он наверняка схлопотал хорошую порцию мести за подобный комментарий, но сейчас Энтони был не лучше ее.

Кое-как переведя дух, мужчина заранее смирился с тем, что из-за собственной неопытности в вопросе запросто может сморозить чушь, но считал, что спросить её о следующем необходимо. Старк сжал плечи девушки чуть крепче, чтобы она не вырвалась прежде, чем он скажет главное. Другое главное.

И ты… не хочешь идти на аборт? – вопрос прозвучал так, как маленькие мальчики обычно спрашивают у матерей, можно ли им еще одно мороженое после предыдущих пяти: осторожно и вкрадчиво.

Тони, пожалуй, впервые в жизни молился, чтобы не услышать определенный ответ.

Отредактировано Tony Stark (2013-08-04 23:40:39)

+2

13

- Шесть недель, - незамедлительно ответила девушка, едва ли не вжимаясь в стену от ощущений пребывания на допросе, оставалось только направить на лицо яркий свет лампы, хотя, поверьте, испытующего взгляда карих глаз ей хватало. След от уверенности пропал довольно резво, оставляя за собой лишь легкое дуновение вновь подкрадывающегося страха. И ей хотелось раствориться, а лучше перемотать время на несколько минут назад к душевному спокойствию и ладному веселью, которое предвещало Рождество.

Сказка не может длиться вечно, а розовые очки можно смело бросить в камин, не боясь запаха плавящейся пластмассы оправы. Но Рождественские сказки на то и зовутся сказками, чтобы не давать людям лишней надежды на возможное чудо.

- Что? – охрипше переспросила она, пока ее глаза хаотично пытались найти причину такого вопроса в чужих. Нырять глубоко в омут не требовалось, стоило лишь вспомнить о репутации Тони Старка и собственной наивности. В сознание лез всевозможный бред, снося за собой все неопровержимые доказательства обратных наблюдений и результатов совместных опытов нескольких месяцев. И не зародись внутри нее корни злоб, Вэман наверняка успела предположить теорию о простой защитной реакции. С нервной улыбкой с губ слетел короткий вздох. Она прикрывает глаза, тут же пряча лицо в ладонях, и медленно качает головой, лишь бы не допустить лишних эмоций. Маленькая наполовину фактически осиротевшая девочка, мечтающая о полноценной счастливой семье, спряталась за темные занавески, впуская на сцену действия трезвость. Столько усилия, чтобы снова встретиться с его испуганным взглядом: - Нет. Не хочу, - подождать немного, и дать шанс свыкнуться с этим заявлением. Успокоившись ровно на столько, на сколько это было возможно после подобного вопроса, девушка собралась с мужеством, а может с собственной глупостью, чтобы задать свой вопрос, почти сбиваясь на шепот: - А ты…этого хочешь?

За те две недели, когда она вела себя как ни в чем не бывало: готовила ему договоры и кофе, занималась поиском зимней одежды в чулане, подготавливала отца к новости о поездке за тридевять земель с боссом,- в ее голове успел прокрутиться не один рой мыслей, не одно заседание присяжных, решающих, как бы громогласно это не звучало, но ее судьбу. И если бы Одетт хоть немного допускала мысль об убийстве их не рожденного ребенка, если бы она этого хотела, то до Старка эта новость вряд ли бы дошла. Всё было бы просто и трагично: взять больничный, а в будущем ждать отпущения грехов. Величие этой проблемы было в том, что Вэман хотела этого ребенка, и только сейчас начала осознавать насколько сильно, даже под гнетом того, что в конце концов может стать матерью-одиночкой. Но еще больше она хотела быть с ним. Как бы всю жизнь не бежала от ответственности, как бы не утешала себя несерьезностью и внутренними спорами о служебном романе, все вело к этому. Жаль, я не могу залезть тебе в голову, - поджав губы со слабой улыбкой, девушка опустила взгляд, дожидаясь любого из возможных ответов.

+3

14

Время стало разноцветным пластилином и вместо того, чтобы размеренно течь, отныне неуклюже переваливалось с бока на бок, как объевшаяся пончиков радуга.

Шесть недель, – негромко повторил мужчина, по большей части бездумно, подсчитывая хотя бы предположительное время, какое он мог оставаться в неведении – а также что за полтора месяца (очень грубо, гораздо меньше) наедине с этой новостью Одетт могла надумать с три короба, считать и анализировать эта девочка всегда явно умела, и теперь они столкнулись один на один со своими стереотипам. Последние выставили иголки, как разложенные на дороге вбитые в балку гвозди, грозясь проткнуть шины у летящего в будущее кабриолета.

Старк оказался на месте Одетт во время собственного вопроса тогда, когда она переспросила фактически аналогичное. Учитывая, что побоев ему удалось избежать каким-то чудом (хотя он явно предпочел бы синяки, нежели ту степень отчаяния и натянутых до предела нервов, которые увидел в простом женском движении, когда она поднесла ладони к лицу), внутри все ухнуло куда-то вниз и наверняка оборвалось бы, если бы не прежнее:
«Нет. Не хочу». И желал ли он обратного ответа?

Нет. Господи, Одетт, нет.

Мужчина порывисто сгреб молодую женщину в охапку, прижимая к себе настолько крепко, насколько хватало сил. Из горла вырвался какой-то неопределенный смех, то ли сиплый, то ли хриплый, но факт оставался фактом: генеральный директор откровенно счастливо смеялся, уткнувшись в хрупкое чужое плечо и по воле их расположения упираясь лбом в холодную стену. Действовало, кстати, вполне себе отрезвляюще.

Прочистив горло и слегка успокоившись, сбрасывая общее напряжение (это Рождество явно грозило стать самым незабываемым), Энтони внезапно – с неожиданностью больше для себя – отстранился. Решение пришло само: самое логичное, самое напрашивающееся на ум и на язык. На язык пропуск было получить явно проблематичнее, учитывая, что подобные сумасшедшие мысли уже пару раз пытались станцевать румбу у генерального директора во время общей атмосферы шведского стола в голове, но повода – и уверенности – явно не предвещалось. Возможно, во всем и был замешан чисто мужской собственнический инстинкт – но сейчас все так или иначе встало на свои места.

Боясь позволить себе какую-либо еще грубость после того, как отбросил женщину к стене, Старк невесомым касанием указательного пальца приподнял лицо Одетт за подбородок, серьезно заглядывая в шафрановые глаза. Снова – крепкая, но уже гораздо более мягкая хватка.

Выходи за меня.

+4

15

Время и пространство, на пару сговорившись, откровенно издевались, заставляя девушку замереть в томительном ожидании. За любым ответом крылась не менее, чем ее (или их) последующая жизнь. И какие бы сравнения не приходили на голову на тему о боязни реальности, они все казались недостаточными в своем качестве, разве если добавить пару цифр в степень или просчитать уравнение геометрической прогрессии. Невидимая секундная стрелка циферблата будто не желала прощаться с предыдущей отметкой, и количество смененных внутри эмоций и покачиваний маятника решения то к плюсу, то к минусу, сводилось к бесконечности.

И вот шарик падает, посылая к чертям все расчеты и анализы, и, приземлившись на пол, катится в неизвестное направление.

Одетт облегченно вздохнула с каким-то шквалистым головокружением, только оказавшись в крепких объятиях, полностью забываясь в родном смехе, умиротворенно приложившись лбом к чужому плечу, прикрывая заслезившиеся глаза от накаленных струн нервов, когда напряжение в мыслях и мышцах, наконец, позволило ей расслабиться. Только в этот момент ей хотелось как следует вдарить господину начальнику так, как ее учил отбиваться от назойливых Артур Андерсен, но хорошие идеи приходят уже за ненадобностью, не так ли? Но последнее желание вызвано было исключительно нетактичностью ее мужчины, хотя ей ли судить человека по этому критерию (больше никаких новостей без долговременной тщательно спланированной подготовки и намеков; отказ от распития алкогольных напитков намеком не считается, нет).

Обвив руки вокруг родного тела, девушка лишь сильнее прижалась к мужчине, чуть «отслаиваясь» от твердой стены позади нее, но все еще находясь в каком-то аномальном состоянии испуга, едва начинавшего нанизывать белый флаг на веточку. Рождество, не шути так больше.

-Я люблю тебя, - улыбнувшись шире, она почти невесомо коснулась кожи шеи губами за мгновение до того, как между ними снова появилось проклятое расстояние. Непонимающе уставившись на Старка, Одетт пыталась поймать эмоции на его лице, нужно было понять, что ожидать от него в следующий момент.

И как всегда мужчина был на высоте, заставив девушку буквально навалиться назад, замерев в новой порции оцепенения. И хорошо с одной стороны, что Тони отстранился, позволяя тем самым хотя бы взглянуть ему в глаза, Одетт для подобного маневра, потребовалось как минимум ломать стену. Недоверчивый взгляд, снова толкающие на глупости мысли, но как следствие вполне адекватный вопрос, вот уж чего точно Одетт от себя не ожидала в данный момент: - Ты делаешь мне предложение? Нет, не так. Ты делаешь мне предложение только потому что я беременна? – спросила она дрожащим от неуверенности голосом, испуганно вздернув брови и затаив дыхание. Буквально тут же пожалев о реплике, девушка виновато улыбнулась, качая головой и тяжело вздыхая. Брака по «залету», даже несмотря даже на высоту любви (уж повыше Маттерхорн будет) к этому мужчине, она не хотела, а поскольку Старк уже успел напугать ее вопросами, вполне резонно было устроить свой допрос с пристрастием, ожидая ответа для удовлетворения не только любопытства.

+4

16

Старк чувствовал, как на плечи сваливается усталость. Складывалось ощущение, что её повесили на неверный ржавый гвоздь, и он сломался пополам, как сухая веточка, под тяжесть собственной ноши. Разговор по-прежнему петлял и не желал идти по течению, так, как ему предписано законами социума. Никаких оваций. У них выходила предельно сухая беседа несмотря на почти болезненные выплески эмоций.

Давайте не будем строить ненужных иллюзий: генеральный директор известной строительной компании не был рыцарем на белом коне и вообще вряд ли вписывался хоть в одну из сказок со счастливым концом. Если бы Энтони желал, чтобы брака не было, его бы и не было. Ему не составило бы труда назначить ответственного человека за перевод алиментов на определенный счет, потому что поклонником детоубийства Энтони также не был и давить бы на мисс Вэман не стал. И дело было бы с концом.
И как все было бы просто, – позволило себе эгоистичный вздох сознание, прежде чем стыдливо заткнуться.

Я делаю тебе предложение, – подтверждая, мужчина кивнул. Несмотря на видимую спонтанность, решение было более чем взвешенное. Раздражение от высказанных молодой женщиной предположений, которое могло бы появиться в иной ситуации, превратилось скорее во вкрадчивость, в предвкушение. И чем ближе была к концу тирада, тем уравновешенней становилась интонация, голос звучал тише, но не теряя уверенности. – Я делаю тебе предложение не из-за того, что ты беременна. Хотя этот факт нельзя отрицать также. Я делаю предложение потому, что я тебя люблю. – Хрипотца снова вернулась на признании: генеральный директор был не тем, кто привык разбрасываться подобными фразами.

Старк ощущал себя если не подростком, то явно помолодевшим вдвое. Не столько по легкости, сколько по вернувшемуся ощущению глупой всесильности напополам с менее иллюзорной шаткостью положения. Как ни странно, но оба сильные и независимые, по отношению друг к другу они стояли на одной ступени сомнения. Мужчина шумно выдохнул. Усталость горделиво устроила на его плечах горностаеву мантию как средство борьбы с соперником – под её тяжестью генеральный директор с удовольствием свалился бы ничком на землю.

Но учитывая врожденное ослиное упорство, просел Тони только на одно колено. Мерно, без спешки, не разрывая пристального зрительного контакта. Так, как полагается, когда ты уверен в том, на что ты идешь.

О кольце и прочих совершенно показных побрякушках Старк сейчас не думал: они разберутся с этим позже.

И я жду твоего положительного ответа. – Больше не сдерживаясь, мужчина лукаво, счастливо улыбнулся, не размыкая губ. Я буду отцом.

Дожили.

Отредактировано Tony Stark (2013-08-05 11:32:28)

+4

17


Liz Callaway and Gene Miller – Love Will Find A Way

Вэман редко строила надежды на совместное будущее со Старком. Зачем этот никому не нужный обман чувств? Тони научил ее тому, что Вэман старший вбивал в ее светлую, казалось бы, головушку целыми годами: нужно жить одним днем. Именно так можно было описать их взаимоотношения…до сегодняшнего дня. Она изредка позволяла себе попросту «загоняться», раздумывая над возможными вероятностями миллионов «а может быть», но плана связать мужчину, укрепившего свой холостяцкий образ жизни не только на городской арене, но и по всему штату, у нее не было. Ревность не только преследовала, а водила с ней дружбу, часто приходя на обед и нашептывая о каждой юбке, прошедшей мимо нее в его кабинет в рабочее время. И до этого бывали моменты, когда так и тянуло сорваться и поговорить о вечном, и бывали срывы с битьем посуды и порчей чужой мебели, но даже все это было настолько далеко от той серьезности, что их сейчас окружала.

А теперь онемевшая не то от счастья, не то от ужаса признания, Одетт не могла даже взглянуть ему в глаза. Нервозность не испарялась волшебным образом, а верно скапливалась в районе и без того дрожащих колен. И как назло, Хронос точил на нее зуб и решил мстить именно в этот момент, непреувеличенно решающий ее будущую жизнь, жизнь их еще не родившегося, но уже ставшего самым важным, ребенка и родного каждой клеточке ее тела и души мужчины. А Он переворачивал свои песочные часы то горизонтально, замедляя или вовсе останавливая поток времени в этом широком полумрачном коридоре как в петле, то вертикально, возвращая секунды в обычный скоростной режим и не давая лишнего на мысли, и несомненно поступал верно.

А нужны ли они были…мысли? Приносящие ей больше неприятностей, чем какой-нибудь обычной дурочке. Та бы наверняка не раздумывая заверещала и повисла на его плечах, - от одной склеенной фантазией картинки Одетт стало дурно. Но даже если судить чисто с практичной стороны, так как она любит делать, решая важное (но глупости, как можно сравнить замужество с кулинарными курсами или вождением автомобиля?!), ребенку нужен отец намного больше чем ей самой муж. Только Одетт не думала об этом и не хотела даже ни на йоту подпускать к разуму мысль о том, что так же размышлять может и Тони.

Ее ответ был ответ, отражавшийся в теплой улыбке и, наконец, встретившимся с чужим взглядом, был настолько очевиден не поэтому.

Она любит его.

И за этим признанием, как оказалось, пряталась целая вселенная. Простые слова превратились в чарующе прекрасное клеймо, от которого она вряд ли когда-нибудь будет в силах отказаться. И вслед за этим блаженная пустота размышлений, накрывшая ее голову как пуховая шаль под покровом вечной неуверенности едва ли чуть больше чем на несколько коротких секунд, растворялась в его странно серьезном взгляде напротив собственного нервно бегающего по родному лицу мужчины.

Ее ладонь скользнула по его щетине, большим пальцем проходясь по линии родных губ, и остановилась на щеке. – Прочитай его на моем лице, - счастливая улыбка и ребячливый взгляд предательски рушили серьезность, да и черт с ней. - Да, - едва слышно произнесла, почти невесомо касаясь его губ своими.

Надо не забыть загадать желание на Рождество. А что еще можно пожелать?

+4

18

Старк редко смотрел на кого-либо снизу вверх. Стоящая перед ним женщина с каждой минутой, с каждым словом уверенно становилась исключением из создавшегося правила. Апологет беспринципности и бесценного навыка на предпринимательском поприще – умения брать то, что ты хочешь, несмотря на отговаривающие несуразицы, – Тони чувствовал странное, заставляющее мальчишечьи подрагивать ладони сильнее, сильнее ощущение. Одно из тех, за которыми он гнался всю собственную жизнь, но никак не думал, что найдет здесь и сейчас. Ощущение новизны.

Устраивать собственную жизнь, когда тебе уверенно перевалило за сорок – своеобразная, но разновидность эклектики.

Он никогда не был приверженцем патетики. Скорее, нелегальным пользователем. Поэтому в голове не было и быть не могло изображений обрезаемой Мойрами нити на веретене судьбы, если она скажет «нет». И было ли на границе сознания добродушное, разрекламированное прессой,  самодовольство, что сказать «нет»  она попросту не сможет?

Или здравый смысл? В какой-то момент мужчина поймал себя на том, что не может отвести взгляда о чужого солнечного сплетения, завороженный, как путешественник, наткнувшийся на неизвестный остров посреди океана. Едва сдерживаемое желание протянуть руку и забраться пальцами под чужие зимние одежды, наплевав на иллюзию приличия.

Его спасает взявшая из ниоткуда выдержка и женская ладошка, накрывающая щеку и призывающая заглянуть в глаза.

Не считая Аэнор и частично некоторых иных «пернатых», Старк не помнил (скорее, помнить не хотел), когда в последний раз доверял собственную жизнь кому-либо, особенно женщинам. Особенно тем, с кем его угораздило провести ночь-вторую. Это было против правил. За пределами – тогда – его логики. За гранью мирового восприятия и новостных таблоидов, которые, наверняка, на пару минут задохнуться, чтобы нанести хоть одну литеру на белоснежный лист.

Да, это было вполне в его стиле.
Проучить старый мир, создав свой собственный и совершенно новый.

Так работала его система. Только вряд ли желтые газетенки были тем, о чем припавший на одно колено мужчина мог сейчас думать.

Ему не за чем читать. И он несдержанно широко и искренне счастливо улыбается. Голос предательски садится, когда он неторопливо поднимается,  обхватывая некогда пристроившуюся на скуле ладошку, после надежно пряча в собственных объятиях, и неожиданно для самого себя срывается на смешок, с долей напускной веселой важности прочищая горло.
Думаю, на кухне найдётся что-нибудь достаточно круглое, миниатюрное и не слишком травмоопасное, что мы сможем надеть тебе на палец.

Подхватив отныне невесту за талию, мужчина бодрым шагом устремился обратно, в сторону ёлки, теплого камина и подарков, сбиваясь от ироничного декларирования к оптимистичному бормотанию:
Поздравляю, мисс Вэман, Вы выходите замуж за миллиардера.

Только самый бесценный подарок отныне был надежно прижат к нему поближе, едва за ним поспевающий, теплый и, кажется, счастливый.

Эпизод завершен.

Отредактировано Tony Stark (2013-11-27 02:35:51)

+3


Вы здесь » Miami: real life » Archive » the Grinch that stole Christmas /25/12/2012


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC